Что курс грядущий нам готовит

Как говорят эксперты близкие к Национальному банку, ожидание девальвации ведет к самой девальвации. Проще говоря, в казахстанской экономике за доллар готовы платить ровно столько, сколько готовы платить, не больше и не меньше. И нет никаких рыночных механизмов, причин и следствий, потому что, по сути, нет экономики. Есть несколько продуктов, которые мы производим в избытке, и все это полезные ископаемые, иногда продукт первого передела, но по сути, все это не влияет на потребление. Кроме хлеба, молока и возможно яиц и куриного мяса, страна ни чем себя в полном объеме не обеспечивает, не говоря уже об экспорте.

Таким образом, доллар у нас приходит в одну отрасль, а тратится всеми остальными, при этом тратится на выживание, обеспечение не только роскошью, но и самым необходимым.

Таким образом, инфляция у нас импортируемая и прагматичная. Тенге не является продуктом масштабной экономики, не имеет внешнего спроса, а является лишь средством расчета внутри страны. Отсюда не него довлеют не столько экономические факторы, сколько психологические. Инфляция есть везде в мире, и она тем выше, чем менее влиятельна сама страна, что в свою очередь зависит от слабо диверсифицированного экспорта, и производства для самих себя. Таким образом на цены, а значит на в конечном итоге и на стоимость валюты влияют два фактора: экономические возможности страны и доверие к ним.         

В Казахстане мы стоим перед новым витком недоверия к тенге. Инфляционные ожидания населения в сентябре значительно выросли, до 6,4% с 5,9% в августе и объясняется это не только волатильностью курса и его постепенным ослаблением тенге, но и сезонным подорожанием, после осеннего изобилия. При этом, существует недоверие и к базовой информации о самой инфляции, регулятор пишет, что в сентябре месячная инфляция составила 0,4%, а годовая 6,1%, в основном, за счёт рост цен на продовольственные товары, но и никто не верит самим расчётам, особенно те, кто ходят по магазинам ежедневно. И это мягко отмечается в макроэкономическом отчёте Halyk Finance.

При этом, в курс тенге значительно завышен. В нем по прежнему не учтена разница инфляций. И не только по отношению к доллару но и к рублю. Паритет между рублем и тенге уже давно не 5,5, и как это было спрогнозировано еще в 2014 году и который мы видим сегодня в обменных пунктах, а 6-6,2. А впереди еще и ослабление рубля, а значит дополнительный виток роста цен на товары, который к нам завозят, а значит и рост инфляции.

Таки образом, если отталкиваться от текущей ситуации, то очевидный коридор к которому стремиться тенге при сохранении текущего паритета с рублем 390-400, а при изменении этого паритета до логичного, смело можно говорить про 420.

Еще раз хочу уточнить, что это все при условии сохранения действующей модели экономики поддержки предпринимателей. Если государство прекратит тратить деньги на это, искусственно поддерживая тепличные условия, то курс может быть хоть 1 к 1.

И помните, самые большие проблемы начинаются не тогда, когда придумываешь чем заняться, и даже не тогда когда создаешь для этого условия, а когда нужно получать доход от того, что ты придумал.      

Добавить комментарий