Ерболату Досаеву.

Хочу обратиться к вам с предложениями о трансформации Нацбака с надеждой, что вы услышите их, и хотя бы задумаетесь над ними.

Уверен, что первое, что должен сделать Национальный банк, перевезти офис в Астану. Не существует никакого финансового центра, Южной столицы и прочего. Вся дезориентация и несогласованность между правительством и НБРК, в первую очередь, из-за непреодолимого барьера в 1000 километров.

Нужно провести ревизию принятых вашим предшественником новшеств и, например, как мотивированное суждение.

«Борьба с инфляцией» за счет радикального снижения объемов финансирования экономики банками в течение нескольких лет в целом выглядит довольно сомнительно с точки зрения стимулирования экономического роста, и эта концепция требует пересмотра.

Дедоларизация не дала значительных эффектов, но зато породила тенденцию, когда крупные вкладчики изымают свои валютные вклады из казахстанских банков и размещают их в зарубежных банках по более высоким ставкам. Таким образом, политика, проводимая Национальным банком, по факту стимулирует отток капитала из Казахстана.

Вы первый, кто услышал главный посыл. НБРК должен нести ответственность за рост экономики. После внушения главы государства 30 июля 2015 года в комментарии для «Атамекена» эта тема была поднята мной впервые.

«Необходимо вменить в обязанность Национального банка такой пункт как «Рост экономики». Именно тогда он будет вынужден искать ликвидность для рынка, тем более, что доступ к дешевой ликвидности в свое время мы сами себе закрыли в результате кризиса 2009 года и реструктуризации обязательств по внешним займам. Сейчас он отвечает только за инфляцию». Сейчас ситуация достигла апогея. Страна в кризисе именно из-за политики НБРК. Удержали инфляцию любой ценой. Расцветающая страна теперь практически пустыня.

Второе, что нужно сделать, отказаться от непрофильных активов и несвойственных регулятору функций.

Критикуя деятельность Национального банка Казахстана, невольно задумываешься о том, чего бы хотелось изменить. Как должен выглядеть институт в идеале? Почему все так плохо работает, причем настолько, что даже собственные сотрудники очень часто находятся в состоянии дискоммуникации и конфликтуют с центральной линией?

Первое, и, пожалуй, самое страшное то, что НБ стал монстром, черной дырой, поглощающей все вокруг себя. Любая свободная точка зрения, рождающаяся в системе, ввергает институт в диссонанс. Первой и единственной реакцией является уничтожение раздражителя или его поглощение. Поэтому я снова призываю банк к открытости.

Нацбанк — государственный институт оброс немыслимым количеством «дочек» и «внучек». Точное количество этих родственников неизвестно, и отсюда первое предложение: провести ревизию всех активов, после чего начать процедуру отказа от непрофильного «бизнеса». Для этого нужна только воля. При этом непрофильным нужно считать все, что появилось после 2004 года. Стимулом или, проще говоря, пинком под зад можно рассматривать инициативу президента о разгосударствлении и приватизации.

Параллельно с этим шагом Национальный банк должен отказаться от планов расширения сфер влияния. Процесс этот коррупционен по своей природе, потому как всегда преследует цель удовлетворить чей-то конкретный интерес. В частности, вмешаться в конкурентную среду и заработать на этом. Например, решение о создании Государственного кредитного бюро — это чистой воды протекционизм. Рынок самоорганизовался через Первое кредитное бюро много лет назад. Инструмент успешно функционировал без использования бюджетных денег.

В какой-то момент Национальный банк из-за вмешательства группы лиц инициирует создание государственного института, при этом игнорирует появляющиеся свидетельства, что получая контроль над данными, регулятор снова попадает в сферу конфликта интересов и нарушает правило «Желтых страниц».

Более того, упорство, с которым меняются законы страны, нормативные акты и инструкции подтасовываются вводные, выдает этот самый частный интерес с головой.

Возможно, дело не в деньгах, ведь за идеей строительства ГКП стоит конкретная подпись, и признать свою ошибку, а значит, выкинутые на ветер миллиарды тенге — это политическое самоубийство. Но есть желающие выкупить его за долги.

Если смотреть глубже, то государству необходимо восстановить как самостоятельный орган — Агентство финансового надзора, одновременно прекращая полномочия КФН при Национальном банке. Вот где главный конфликт интересов, даже не конфликт — война. Независимая организация позволит отслеживать и давать оценку деятельности не только рынка, но и самого НБ, чего регулятор боится как огня. Ради этого убивали АФН, чтобы творить с рынком все что захочется, а оценки дать этому беспределу было некому.

Также прекратить действия АО «Казахстанский фонд гарантирования депозитов», банки и вкладчики должны взаимодействовать на рыночных условиях без участия финансовой поддержки со стороны государства. В такой системе АФН должен сигнализировать рынку о проблемах в банковском секторе. Это поможет открыть новые перспективы для внутреннего рынка капитала. Для экономики высвободится порядка 321 миллиарда тенге.

Сегодня БВУ должны платить оброк с тенговых депозитов в пользу КФГД, что впоследствии влияет на стоимость кредитов. Нужно так же отметить, что функция страхования депозитов противоестественна для рынка, общество должно самостоятельно выбирать инструменты для инвестирования, участвовать на открытых рынках, инвестировать в краудфандинговые системы. Сделать доступной информацию об интервенциях, а также прямых продажах валюты клиентам.

Немаловажной деталью новой стратегии развития финансового рынка страны должна стать приватизации KASE. Сто процентов акций биржи должно быть продано на открытом рынке. Особенно это логично, если НБРК переедет в Астану.

По факту сегодня именно Нацбанк сейчас в погоне за контролем предпринимает все усилия для дестабилизации обстановки, потому как в мутной воде легко зарабатывать и сложно отнимать контроль. Вселенное чувство тревоги позволяет институту контролировать принятие решений, хотя уже очевидно, что НБ давно сам является угрозой национальной безопасности.

Добавить комментарий