Гособоронзаказ ценою в жизнь предприятия.

«Завод им. С.М.Кирова», одно из старейших предприятий Северо-Казахстанской области имеет 92 летнюю историю. Был здесь и рассвет, когда тысячи рабочих и инженеров, в три смены выдавали свою продукцию и каждый мальчишка мечтал о магнитофоне «Романтик» или «Казахстан», который здесь производился в рамках гражданского заказа, а военные удовлетворяли свои потребности в электронике, был и мрак, когда даже здание корпусов разрушались. День сегодняшний можно было бы назвать процессом возрождения. Но предприятие часто прибывают высокие гости, оно начало выполнять оборонный заказ, бытовую электронику. Но как это бывает в Казахстане, ничего не происходит безнаказанно. Сегодня руководство находится по давлением, а завод под угрозой закрытия.   

Пять месяцев органы досудебного расследования, в лице ДЭР Северо-Казахстанской области, дестабилизируют рабочую обстановку на предприятии.

С чего все началось? В сентябре 2019 года завод заключил договор на поставку радиостанций для Министерства обороны. Расходы завода по договору рассчитаны в соответствии с методологической инструкцией, утверждённой еще 2004 году. Станции завод собрал за месяца, что подтверждается актами проведения испытаний и актами приёмки, но было бы все просто, если бы этим закончилось. В марте 2020 года у начальника военного представительства №14 ЦВП МО РК Апбозова М.А. появились сомнения в том, что утвержденные за пятнадцать лет до этого фактические затраты, понесенные заводом при производстве продукции, справедливы, так как 17 октября 2019 года Постановлением Правительства Правила ценообразования на товары военного назначения были изменены.

К сожалению, военный  представитель, занявший долго пустовавшую вакантную должность, не имеет специального  экономического или финансового образования, и судя по всему просто имеет скудный интеллектуальный потенциал, что не может даже осознать базовую конституционную норму, что любой договор заключается исходя из действующих правил и законов и при их изменениях не имеет обратную силу Так вот, игнорируя законодательство он выносит заключение , что заводом были допущены необоснованные затраты по двум договорам на общую сумму 118,3 миллиона тенге. Он посчитал лишними затраты на накладные, общие, административные и другие расходы, которые в обязательном порядке должны включаться в общую себестоимость продукции, так как они состоят из заработной платы работников завода, коммунальных расходов, расходов на содержание производственного оборудования. При этом, любой финансист может объяснить, что распределение статей затрат, входящих в состав накладных расходов, общих и административных расходов, расходов по реализации и финансовых расходов в фактической калькуляции на изделие, производится на основании удельного веса статей затрат согласно структуры  косвенных расходов на основании годовой финансовой отчетности компании.

Руководство завода с самого начала пыталось найти общий язык с военным представителем, предоставило все необходимые материалы, касательно распределения косвенных и накладных расходов, выдержки из законов, правила и внутренний распорядок на момент заключения сделки. Но, почему-то армия снова оказалось глуха к доводам и опираясь на правила, чиновник отправил собственное заключение в уполномоченный орган, точнее в головной офис «Национальная Компания «Казахстан инжиниринг» для проверки и принятия решения. По идее, подобные бумаги сами по себе не могут являться поводом к началу досудебного расследования, так как в них нет конкретных указаний и подтвержденных выводов об ущербе, существенном вреде либо незаконном доходе, но ДЭР СКО в мае начинает досудебное расследование по признакам уголовного правонарушения, предусмотренного ст.189 ч.4 п.2 УК РК по факту хищения бюджетных средств.

Судя по всему во всей это истории есть глубинный подтекст. Это не первая попытка дестабилизировать работу предприятия с использованием силовиков и так скажем особой тщательности в следовании буквам договора. Ранее началось расследование еще по двум договорам поставки радиостанций мощностью 2 и 5Вт. Поставщики сорвали сроки и не обеспечили завод определенным набором деталей, которые не влияют на заданные конструктивные возможности изделий. По суди, станции готовы, но сдать их в полной комплектации точно в срок  не получилось и в декабре 2019 года договора на их поставку были расторгнуты. При этом в суде, как заказчик в лице МИИР, так и получатель в лице Министерства обороны, подтвердили качество продукции и соответствие их требуемым параметрам, а также острую потребность в них. Таким образом государство в лице чиновников, могло незначительно удлинить  продлить сроки поставки, подписав дополнительное соглашение, оно это часто делает, но в этот раз оно оказалось принципиальным.    

Завод прессуют, это очевидно. В июле 2020 года были изъяты несколько радиостанций и ДЭР они были отправлены на техническую экспертизу. Сама экспертиза подтвердила соответствие радиостанций техническим требованиям, с незначительными замечаниями по которым завод готов дать соответствующие разъяснения, при этом сами станции заводу так и не вернули, а значит завод не может полном объеме передать объем заказчику. Не может получить деньги и рассчитаться с контрагентами, банками, рабочими. Искусственно созданный шторм разрушает предприятие. А как можно по другому охарактеризовать тот факт, что Департамент экономических расследований СКО, в течение пяти месяцев, рассылает банкам второго уровня информацию о производстве досудебного расследования в АО, по фактам, якобы, имевших место хищений. Понятно, что завод кредитуется и такой слив негативно влияет на взаимоотношения с БВУ и августе это отстрелило. Дополнительное соглашение с Forte Bank», стало просто «кабальным», была увеличена ставка финансирования с 11 до 13% и установлено особое условие — не финансировать выплату заработной платы работникам.  

Ни и как вишенка, к которой все уже привыкли. В процессе досудебного расследования нарушались требования уголовно-процессуального законодательства и права участвующих в деле лиц. Выемка документов, составляющих коммерческую тайну, производилась без санкции суда. Назначение экспертиз проводилось с нарушением требований уголовно-процессуального кодекса. Расследованием занимается уже третий следователь.

Работают как говорится на удушение и по определенному согласованию. Можно предположить, что стоит за этим. На прямой вопрос представителям предприятия, не отказывались ли они делиться за предоставленный госзаказ, они мужественно молчат, но судя по всему, это продлится уже не долго.     

Добавить комментарий