Изворотливые авиаторы. Как отвечают на острые вопросы о состояние авиационной отрасли чиновники и как обстоят дела на самом деле.

Две истории об авиации, которые я рассказал на этой неделе получили продолжение и обе касаются нового регулирующего органа — АО «Авиационная администрация Казахстана». В статье «Авиационное безвластие. Есть ли тот, кто сейчас отвечает за безопасность казахстанцев в небе?» я пишу, что после того, как была создана «Авиационная администрация Казахстана», был нанят высокооплачиваемый менеджер из Великобритании Питер Гриффитс, Комитет гражданской авиации, Министерства индустрии и инфраструктурного развития, долго молчал, и только через несколько месяцев в лице одного из заместителей, обратился в Главную транспортную прокуратуру за разъяснением по вопросу «разграничения функции государственного контроля и надзора за деятельностью гражданской и экспериментальной авиации между уполномоченным орган и уполномоченной организации».

Вопросы законности создания Администрации и о том, что ее деятельность вступает в конфликт с действующим законодательством, были с момента ее объявления. Чиновники очень спешили исполнить один из «шагов» инициированных президентом Назарбаевым и отчитаться, и наломали, судя по всему, дров. Для начала напомню, что согласно 205 указу Президента РК от 1999 года установить, что государственные контрольные и надзорные функции осуществляются только государственными органами. Касым-Жомарт Токаев вынужден был внести поправки в этот Указ касающиеся непосредственно авиации, что является беспрецедентным случаем в истории Казахстана.

Почему только один из чиновников КГА Альжанов задается этим вопросом? Можно предположить, что будучи специалистом в отрасли, он интересуется у транспортной прокуратуры, кто в случае чего сидеть будет?! «Сейчас вся ответственность лежит на государственном органе, хоть и первичный Указ о запрете на передачу надзорных функций отменили. Функционал во всех законах и подзаконных актах указывает на ответственность госчиновников. При этом Питер Гриффитс, как настоящий англосакс в пробковом шлеме, «положил» на местное законодательство и никакого контакта с КГА не осуществляет.

Нужно констатировать, что Авиационная отрасль находится в глубочайшем кризисе. Катастрофическое отсутствие профессионалов, провело к разбалансировке всех систем и в этом «бардаке» нам еще повезло, что не случилось серьезных катастроф. У штурвала всей авиации, стоит чиновник, который имеет к отрасли очень косвенное отношение, раньше Талгат Ластаев курировал куриц и петухов, будучи директором птицефабрики, а к железным птицам пришел через долгий и тернистый путь роста на госслужбе. Такого позора не знала еще ни одна страна, ведь авиация это элита, инженерно-техническое достояние нации, и в стране где три космонавта, собственное военное и гражданское авиационное образование, такой «смотрящий за небом» выглядит убого. Все что его интересует это как можно более частые полеты в США. Кстати Альжанов уволился «по сосбственному желанию», не вынес Ластаев конкуренции?.

Как говорили на всех уровнях, что если нанять опытного иностранца в новое АО, то коррупции и местничества не будет. Питер Гриффитс, когда его назначили, так же говорил, что будет придерживается высоких принципов демократии и стаф будет набирать на основе их профессиональных качеств. Не прошло и года, как Гриффитс получил предписание от «Совета Безопасности» о несоответствии занимаемой должности одного из сотрудников. Речь идет об Улпан Мерекеевне Сейтказиновой, она занимает должность старшего авиационного инспектора с окладом в 1 миллион тенге, и это, как я понимаю, без учета премий и надбавок. В 2015 году она даже и мыслить не могла об авиации, и готовилась заниматься алкогольным бизнесом, но правильно помог расставить приоритеты отец. Ответственный секретарь Министерства индустрии и инфраструктурного развития Республики Казахстан Пшембаев Мереке Кудайбергенович.

Для того, чтобы ответить на это Гриффитс и судя по всему сам Пшембаев, привлёк КТК. На канале вышел сюжет: « Как дочь ответсекретаря Мининдустрии попала в авиацию, рассказали в КГА». Журналистам судя по всему нельзя было упоминать, кто автор вопросов о трудоустройстве, по этому они ограничились источником «социальные сети». Не было разницы о чем идет речь: о госоргане или акционерном обществе «Авиационная администрация Казахстана». Так вот, в сюжете Гриффитс говорит: «Я очень чётко обозначил свою позицию, что представители государства не могут навязывать своё мнение по поводу кадров. Сотрудница, чьё имя фигурирует в статье, прошла отбор из 120 резюме. Я её принимал. Она выпускница «Болашака», имеющая необходимый опыт работы, в том числе и в государственных организациях. Миллионную зарплату она не получает, это я вам точно говорю. Вышедшая информация носит политический мотив».

Большего бреда услышать от профессионала в отрасли было нельзя. Она могла пройти «отбор» и среди 1200 резюме, это не имеет значение, а выпускница «Болошака» это не профессия. Речь идет о должности старшего авиационного инспектора, куда она была устроена, а для этого есть список обязательных квалификационных требований и место образования и язык здесь не имеет значения. И еще, какой конкретно опыт она имеет?  Напомню, что в 2015 году она даже и мыслить не могла об авиации, и готовилась заниматься алкогольным бизнесом, о чем свидетельствует ее запрос Председателю Комитета государственных доходов, о проблемах с получением лицензии по хранению и розничной реализации алкогольной продукции. И самое главное, в чем политический мотив? В Казахстане стоит начать задавать вопросы о коррупции или просто неудобные вопросы, сразу говорят о политических мотивах. Здесь следует напомнить, что для подобных утверждений должны быть политики, а здесь речь идет о госслужащих и возможных нарушениях этики и антикоррупционного законодательства. Я даже не говорю о том, как попал на должность сам Гриффитс и по чьей рекомендации.  

Все бы ничего, вот только еще одна фраза Гриффитса попавшая в сюжет просто убила. «Основной сложностью в работе выступает размер вашей страны. Она больше, чем страны Европы вкупе. Когда мы направляем авиадиспетчеров в командировку, их не бывает по нескольку дней. Это большая проблема, потому что отсутствующие сотрудники должны решать проблемы от Петропавловска до Алматы. Плюс ко всему суровая зима. Наверняка это будет самое экстремальное для авиационной индустрии».

Нет вы смотрите он нам Америку открыл – страна у нас большая и зима у нас суровая. То есть с первого дня появления авиации в Казахстане отечественные специалисты справлялись с проблемами и знали, как их решать, а тут мороз оказывается большая проблема. Возможно дело в том, что, стране нужно привлекать свои кадры, которые не боятся холодов. Иностранцы уедут, а с чем останемся мы?  

Упустил англичанин и ситуацию в аэропорте Алматы. Как правильно отметили, в ММА там сменился не начальник СБ, а начальник Подразделения досмотра САБ. Им Эльдар Мухамадиев, который ранее работал в перевозках, и имеет весьма отдаленное отношения к вопросам авиационной безопасности. Ошибка в написании должности досадное недоразумение, а вот вынужденное «по собственному желанию», это совсем другая история, но результат, как говорится на лицо.

Я попросили Аэропорт Алматы опровергнуть или подтвердить озвученные мной сведения.

12 октября 2019 года. Досмотр, 4 смена, обнаружил сигнальный, стартовый пистолет у женщины. Без вызова САБ и ЛОП сделали выемку и инспектор 2 категории Мухаметханова Ботагоз исполнявшая обязанности старшей зала досмотра, подумав, что это игрушечный пистолет нажала на курок. Пистолет оказался заряжен и выстрелил. В зале началась паника.

Днем ранее, досмотр странным образом пропустил багаж на международных линиях в котором был газовый пистолет. Пассажир летел транзитом через Турцию, там и обнаружили запрещенный предмет. Турецкие власти, судя по всему сейчас готовят ноту в адрес КГА по факту халатности.

Я не говорю, что стаф ломает ноги по неизвестной причине спускаясь с трапа и о других нарушениях трудовой дисциплины. На рейсе Тараз-Алматы-Киев летевший транзитом пассажир выходил из автобуса, который перевозил людей из самолета в терминал, поскользнулся, упал и умер на месте. Летел вместе с дочерью. Последняя претензий не имеет, что вызывает большой вопрос.

Вот очень язвительный ответ Аэропорта, который я буду комментировать по каждому пункту.  

ОФИЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ

МЕЖДУНАРОДНОГО АЭРОПОРТА АЛМАТЫ

По озвученным казахстанским обозревателем Denis Krivosheyev вопросам поясняем по пунктам:

«Некоторое время назад действительно сменился начальник одного из подразделений аэропорта, но не Службы безопасности, а Подразделения досмотра САБ. Наш коллега ушел по собственному желанию, что оформлено соответствующим соглашением между работником и работодателем. На эту должность был назначен Эльдар Мухамедиев. Ставить под сомнение его компетентность как минимум, некорректно: в 2009 году он окончил Академию гражданской авиации, в том числе обучался по дисциплине «Авиационная безопасность», прошел обучение и имеет сертификаты КГА – о допуске к работе инспектором досмотра, а также ИКАО – по вопросам безопасности гражданской авиации. В аэропорту он начал работать в 2006 году именно в Подразделении досмотра САБ, затем работал в Службе организации пассажирских перевозок, в том числе начальником смены, также занимал должность сменного начальника пассажирского терминала. То есть, имея соответствующее образование, опыт и полное представление о функционировании предприятия, он совершенно соответствует занимаемой должности».

Квалификационные требования:

не менее двух лет стажа работы в качестве авиационного персонала, либо не менее одного года стажа работы в качестве специалиста службы авиационной безопасности, либо не менее одного года стажа работы в области авиационной безопасности при окончании (очной или заочной) формы обучения в высших учебных заведениях гражданской авиации, зарегистрированных в ИКАО по специализации «Организация авиационной безопасности при перевозках воздушным транспортом» (подтверждается документально в соответствии со статьей 39 Закона Республики Казахстан «Об образовании» и статьей 35 Трудового Кодекса Республики Казахстан);

И что самое важное: Сертификат об окончании курсов руководителя службы авиационной безопасности, выдаваемый в учебных центрах ИКАО по авиационной безопасности. Для начальника подразделения досмотра службы авиационной безопасности и его заместителя дополнительно требуется сертификат по предполетному досмотру. И если таковые есть у Эльдара Мухамедиева пусть предъявит.

«12 октября 2019 года фактически произошло следующее: пассажирка везла в ручной клади театральный реквизит – стартовый пистолет, выявив который, сотрудники досмотра должны были вызвать представителей Линейного отдела полиции. Но они в нарушение алгоритма действий в подобных ситуациях изъяли его самостоятельно, при этом случайно нажали на курок, шумовой эффект, по сути, хлопок, привлек внимание пассажиров. Вместе с тем и сотрудники службы безопасности аэропорта, и представители Линейного отдела полиции сразу же отреагировали, оперативно оценили ситуацию как безопасную для пассажиров. Инспекторы досмотра, дежурившие в ту смену, имели достаточный профессиональный опыт — от 16 до 20 лет. Возможно, свою роль сыграл пресловутый человеческий фактор, но причастные к данному случаю приняли решение уволиться сразу после инцидента еще до завершения служебного расследования»

Таким образом информация о выстреле подтвердилась. Никакие отсылки на опыт и человеческий фактор не объясняют ситуацию, а то, что не было проведено расследование, не наказаны виновные, это попытка уйти от ответственности. Выстрел в Аэропорту, чем бы он не был произведен, серьезное происшествие, попытка заболтать реальность.       

«Утверждение, что днем ранее «досмотр пропустил на международных линиях багаж, в котором был газовый пистолет», не соответствует действительности. Возможно, автор поста имеет в виду письмо от турецкой авиакомпании относительно якобы незарегистрированного оружия у пассажира, который летел транзитом через Стамбул в августе. Тогда в адрес аэропорта Алматы действительно было подобное обращение. Однако турецкие коллеги не смогли сообщить ни тип оружия, ни при каких обстоятельство его обнаружили, как и не смогли предоставить подтверждающие материалы, например, фото с экрана рентген-установки. При этом на имя упомянутого ими в письме пассажира в аэропорту Алматы действительно было зарегистрировано оружие – имея на него соответствующие разрешительные документы, он имел право его провозить. При этом оружие было надлежащим образом оформлено и передано вместе с протоколом представителям авиакомпании. Мог ли кто-то из них потерять документы или забыть передать их в транзитной зоне стамбульского аэропорта? Полагаем, вполне. Но, согласитесь, винить в этом сотрудников алматинского аэропорта не правильно».

Большего бреда, чем ответ на этот вопрос, я не читал никогда. Любое оружие, кроме охотничьего, тем более пистолеты в Казахстане запрещены. Никаких разрешительных документов у пассажира быть не могло. Правила провоза спецслужбами боевого оружия строго оговорены и здесь речь о них не шла . Пистолет, насколько мне известно, нашли в чемодане и видать нужно дождаться официальную ноту от турецких авиавластей, чтобы понять серьезность ситуации.  

Кстати, за все это с момента открытия «Авиационной администрации Казахстана» несет ответственность Питер Гриффитс, но судя по всему о том, что происходит в аэропорту Алматы он и понятия не имеет. Он занят тем, что перебирает резюме в поисках «подходящих» кандидатур. А пока, в стране реальное безвластие в небе и на воздушных гаванях и чем это закончится никто не знает.  

Добавить комментарий