Эпизод 5: Как разорили «Фонд высоких технологий «Арекет»

Почему Мухтар Аблязов подарил своему сыну Мадияру 1 миллион фунтов и как он разорил «Фонд высоких технологий «Арекет»

Я с Мухтаром Аблязовым лично не знаком. Но мне кажется, что он с детства – когда ещё жил в родном селе Галкино Южно-Казахстанской области — очень любил пускать мыльные пузыри. Это ощущение не отпускает меня после того, как я изучил больше 160 эпизодов хищений в «БТА-банке» во времена Мухтара Кабуловича.

Вот и в суде его подельники рассказывали: что как только Аблязов сел в кресло председателя совета директоров, распорядился раздуть капитал банка «до неприличия» — выпустить новые акции и создать вокруг них ажиотаж. Для этого ценные бумаги скупали подставные компании, аффилированные с олигархом. В итоге привлекательность «ТуранАлема» повышалась, и западные инвесторы (чего греха таить — и рядовые казахстанцы) попадались на дутые финансовые показатели и вкладывали в банк крупные суммы денег. После чего Аблязов и компания переводили деньги на свои оффшорные счета.

Я, тоже — как и многие из вас – достаточно долго относился весьма скептически к тому, что миллиардер мог провернуть сотни махинаций в банке, который он до сих пор называет своим детищем и гордостью. Но показания его подельников и бывших подчинённых сомнений почти не оставили. К тому же есть одна маленькая деталь, которая многое доказывает, — все подконтрольные Аблязову компании, получавшие миллионные, и как покажет история, безвозвратные кредиты, возглавляли работники БТА, их родственники и друзья.

Афера, о которой пойдёт речь дальше, потрясла меня своей наглостью.

Действие разворачивается в 2009 году, буквально за считанные дни до того, как Аблязов будет отстранён от своей должности «в связи с признанием его деятельности не соответствующей интересам вкладчиков и кредиторов банка», и пустится в бега.
Олигарху с «компаньонами по отмыванию денег» пришла идея похитить всё, что лежало на счетах «Фонда высоких технологий «Арекет».

Для справки: активами организации тогда управляла одна из дочерних компаний банка – акционерное общество «ТуранАлем Секьюритис», а главным акционером было государство. На казенные деньги фонд должен был развивать инновации со страшной силой. На эти цели ему дали 231 миллион тенге.

Аблязов с уже проверенным кругом единомышленников решит, что лучшим способом незаметно вывести из «Арекета» деньги станет покупка ценных бумаг. Только вот они с самого начала были неликвидными. То есть, которые, если и сумеешь продать, то с очень большими потерями. А, скорее всего, и вовсе не продашь. Собственно так и получилось: со временем акции резко упали в цене, а потом и вовсе исчезли с торгов на фондовой бирже.

Сделку тогда провернули с помощью ТОО «НСК — Капитал», учредителем которого была оффшорная компания, подконтрольная Аблязову. Это самое товарищество и получит кредит от «фонда высоких технологий» на покупку никому не нужных акций.

Из приговора суда: Аблязов М., Жаримбетов Ж., Садыков К., достоверно зная, что в ближайшее время государство станет крупным акционером Банка и пресечет их дальнейшую преступную деятельность, достоверно зная, что на основании договора управления инвестиционным портфелем №1 от 25.04.2005 года АО «ТуранАлемСекьюритис» осуществляет управление активами Фонда «Арекет», дали указание Сурапбергенову Т.Д. похитить все имеющиеся в Фонде «Арекет» денежные средства под видом проведения сделки по обмену этих средств на неликвидные ценные бумаги, эмитентом которых являлся Банк. В последующем ценные бумаги АО «ТуранАлем Банка» резко падали в цене и затем были делистингованы (исключены из листинга АО «Казахстанская фондовая биржа»). (стр. 427,428)

Директор в ТОО «НСК- Капитал» был такой же фиктивный, как и само товарищество. Руководить фирмой, которая изначально создавалась для отмывания денег, назначили даму. Потом Назгуль Кожали осудят на 5 с половиной лет. Суд посчитает, что она прекрасно понимала, что творит, будучи одновременно начальником отдела продаж «БТА Секьюритис» и независимым директором «фонда высоких технологий». Именно она подписала клиентский заказ на кредит для покупки ценных бумаг.

В этой афере был задействован ещё один человек, который, также как Кожали, занимал сразу несколько постов в компаниях, так или иначе подконтрольных Аблязову – это Тимур Сурапбергенов. Если олигарха в махинации с ценными бумагами можно назвать дирижёром, то Сурапбергенов исполнял главную партию. Официально он числился членом правления АО «БТА Секьюрити», неофициально отвечал за операционное управление в том самом ТОО «НСК — Капитал», которое делало вид, что, если не купит ценные бумаги, жизнь пройдёт мимо. В 2010 году Сурапбергенова за его «игры в оркестре» приговорят к 7 годам колонии. Правда, через пять лет освободят по УДО.
А пока он в зените славы – исполняет всё, что ему поручают «Аблязов и товарищи». Нередко сам проявляет инициативу — заметает следы.

Из приговора суда: При этом председатель инвестиционного комитета – член правления АО «БТА Секьюритис» Сурапбергенов Т.Д., боясь быть изобличенным, с целью создания алиби непричастности к совершенному преступлению, оформил себе служебную командировку в г. Москва, поручив подписание инвестиционного решения своим подчиненным при вышеуказанных обстоятельствах. (стр. 430)

Сурапбергенов служебным положением пользуется активно: он заставляет сразу нескольких своих подчинённых подписывать фиктивные документы. Те, кстати, и не догадываются, чем закончится это сделка с ценными бумагами. Впрочем, они даже и вникали, зачем всё это нужно шефу, опасаясь, что лишняя любознательность и несговорчивость повлечёт проблемы на работе.

Таким образом, дамы «помогут» Сурапбергенову преодолеть сразу несколько препятствий на пути к отмыванию. Они закроют глаза на то, что «Арекету» нельзя тратить больше 30 процентов капитала на покупку ценных бумаг только одной компании. Они подготовят нужную инвестиционную рекомендацию о том, что сделка ничему не противоречит и можно со спокойной душой брать сразу 34 с половиной тысяч штук. Они распорядятся провести операцию в нужное время, обеспечив прежде кворум на рассмотрение заявки о приобретении ценных бумаг.

Впрочем, были в жизни Сурапбергенова и такие женщины, которые всё прекрасно понимали. Но перечить ему всё равно не рисковали. Эти дамы помогли члену правления не допустить появления конкурентов и срыва сделки. Они от имени подставной фирмы выступили контрагентами и понарошку проиграли в битве за бумаги, которые так нужны были Аблязову и его подельникам.

Из приговора суда: «В свою очередь Тепетова (Досымова) Т.Б. и Калитвянская Т.С., достоверно зная о незаконности своих действий, нарушающих правила проведения операций с ценными бумагами, будучи зависимыми от Сурапбергенова, вынужденно подчиняясь его незаконным требованиям, боясь преследования по служебной линии с его стороны, не посвященные в умысел Сурапбергенова на хищение денежных средств, строго исполняя указания Сурапбергенова Т.Д. 28.01.2009 года по адресу г. Алматы пр-т аль- Фараби дом 19/1 с использованием персонального идентификационного номера и пароля доступа Сурапбергенова провели вышеуказанную сделку от имени АО «БТА Секьюритис», то есть от имени учреждения в котором они заведомо для себя не работали, и одновременно соответственно сами выступили контрагентом по данной сделке в лице АО «Алан Секьюритис». (стр.432)

Но финальный аккорд был всё-таки за самим Сурапбергеновым: то ли он не особо доверял женщинам, то ли хотел выслужиться… В итоге он собственноручно подписал приказ о списании 231 миллиона со счетов «фонда высоких технологий» на покупку злосчастных акций.

Суд потом установит, что деньгами «компаньоны» распорядились практически сразу. на свое усмотрение – присвоили их себе.
Когда Аблязов уже сбежит, эти деньги попробуют вернуть фонду. Но на счетах «НСК-Капитал» ничего, естественно, не обнаружат, и эксперты будут вынуждены объявить дефолт.
«Арекет» тоже прикажет долго жить – всем уже понятно, что после того, как фонд опустошён, его деятельность парализована, и финансировать далее инновационные, да какие бы то ни было, проекты, просто не на что.
Практически сразу после этой сделки «фонд высоких технологий» падёт очень низко – он перестанет существовать. В последующие годы о нем ещё не раз вспомнят, но чаще только в связи с делом беглого олигарха Мухтара Аблязова.

Инвестиционную группу «Алан», которая помогала делать вид, что сделка с ценными бумагами законна – она в частности, выступала «псевдоконкурентом» при их покупке, Сурапбергенов потом попытается продать. Даже пройдут переговоры с потенциальным клиентом, правда, уже в Лондоне. Но в последний момент покупатель узнает, что против руководителей фирмы – Мухтара Аблязова и его зама Жаксылыка Жаримбетова — возбуждено уголовное дело, и естественно от сделки откажется. Несколько лет спустя, к слову, он придёт в суд и даст показания.
Уже в бегах олигарх Аблязов, конечно, прокомментирует уголовное дело и скандальные обвинения. Конечно, по каждому эпизоду он объясняться не будет. Да, и вообще его риторика от интервью к интервью сводится к одному: всё это неправда.

Из интервью Мухтара Аблязова: Это политически мотивированное преследование, цель которого было устранить своего политического конкурента и ограбить.

Вот только ограбленным Аблязов не выглядит совсем. Возможно, это и по-обывательски, но я сужу по тому, какие расходы у беглого олигарха. Жизнь в Европе – затея сама по себе дорогая. А ведь последние 8 лет миллиардеру приходится ещё и биться за свою свободу, нанимать опять же европейских адвокатов.

А новость о том, что Мухтар Кабулович помог своему сыну получить вид на жительство в Великобритании – это же вообще отдельная статья расходов. Ведь, чтобы
получить этот документ, молодой человек должен был иметь на счету более миллиона фунтов стерлингов. И папа их ему подарил. Вот что об этом написано в Википедии, цитирую: Сын Мадияр Аблязов получил вид на жительство в Великобритании в 2013 году, подав на инвесторскую визу, для чего его отец Мухтар перевёл на его имя в швейцарский банк более одного миллиона фунтов стерлингов. Британской погранслужбе был предоставлен документ — дарственная, в которой было указано, что Мухтар Аблязов подарил своему сыну Мадияру 1 миллион фунтов.
Аблязов прокомментировал и показания, которые давались против него.
А слова своих бывших подчинённых он расценивает однозначно – им всё это было продиктовано, и не кем-нибудь, а официальной Астаной.

Из интервью Мухтара Аблязова: Все люди, которые дают показания – все написано под диктовку Ак Орды. Не возможно из банка украсть такие деньги, когда решение принимает кредитный комитет, когда международные инвесторы контролируют.

Но Мухтар Кабулович ведь не может не знать, что именно этому кредитному комитету и приписывают львиную долю махинаций. Его тогдашний председатель Жаксылык Жаримбетов тоже пребывал в бегах, а потом дал показания по 160 эпизодам хищений и практически во всех упомянул себя. А ведь, следуя хотя бы инстинкту самосохранения, мог бы списать ну хоть половину на бывшего шефа: в жертвенность как-то не верится – в конце концов, почему бы ему не продиктовать, что Аблязов словно «Гитлер» и он его боялся. Но… ничего подобного нет. Вот такая получается история.

Добавить комментарий