Как Аким области Уразалин «обрезал» крылья Актобе.

Аэропорт Актобе подвергся резкой критике пользователями сети и журналистами за несоблюдения санитарных норм. В Казахстане по прежнему действует режим карантина, и важные с точки зрения социальных функций объекты, если хотят работать, должны его соблюдать. Социальная дистанция, максимальная цифровизация процессов, элементарные противоэпидемические мероприятия. Оказалось, что онлайн регистрация не имеет смысла, так как в аэропорту Актобе нет устройства считывающего с телефона штрих-код, поэтому даже зарегистрировавшиеся дистанционно вынуждены заново отстаивать очередь, чтобы получить бумажный посадочный талон.

Как стало известно, 20 августа СЭС транспорте уже проводил проверку аэропорта Актобе. За нарушение режима и правил работы в карантин, должно было быть выдано предписание и выписан штраф не менее, чем на 4 миллиона тенге, но используя особый статус, а аэропорт находится в собственности акимата области, гавань передали им на безвозмездной основе в сентябре 2019, а так же дырки в законодательстве, наказание сократили до суммы близкой к 300 тысячам тенге. Правда, сложно представить, что СЭС будет честной перед собой и обществом, если председателем Совета директоров в организации числится первый заместитель Акима Актюбинской области — Нуржауган Калауов. Так вот, штраф «неожиданно» был выписан не на акционерное общество, и даже не на руководителя отвечающего за аэровокзальный комплекс, проще говоря терминал и за работу с пассажирами, а на начальника отдела перевозок, при чем, как на физическое лицо, хотя даже в должностных инструкциях у данного руководителя нет указания, что она отвечает за терминальную часть. И даже это не удивительно, руководит АВК Ибрагим , родственник арестованного в марте заместителя акима Актюбинской области Руслана Мамунова.

Нужно сказать, что внимание к аэропорту Актобе было всегда. Центр, можно сказать сердце отечественной авиации. Здесь во времена СССР готовили летчиков для всего советского союза и стран социалистического лагеря, в выпускниках есть даже космонавты. Сейчас здесь обучают военных летчиков — Военный институт Сил воздушной обороны имени дважды Героя Советского Союза Бегельдинова. Один из важнейших авиаузлов, богатейший регион, с хорошей транзитной перспективой для грузовой авиации.

К сожалению, воздушную гавань, с точки зрения авиационной, последние годы сильно запустили. Власти страны играют с отраслью, не понимая ее институциональных основ, от чего она находится в затруднительном положении. Из руководства вытесняются профессионалы, а на их место ставят специалистов аппаратных играх и интриганов. Чего стоит только руководить Комитета гражданской авиации, который с крыльями был связан только во времена, когда руководил птицефабрикой, и ту разорил. В самые тучные годы, когда авиация должна была активно развиваться, аэропорты попали в орбиту «Самрук-Казына», которая в свою очередь определила доверительного управляющего компанию Airport Management Group, структура КТЖ. Идея была понятна. За транспорт должен отвечать одна организация, а с учетом того, что в отрасль нужно вкладывать и при чем существенно, то железнодорожники как никто умеют это делать. С чего они начали? Правильно с капиталоемких направлений – реконструкция ВПП и терминалов и если с полосами вроде получилось, пусть с косяками, то все отреставрированые терминалы, больше похожи на станционные будки, нежели на современные аэропорты. Да и управлять небом не получилось, уж больно несопоставимые величины.  

Так, после нескольких лет экзекуций, миллиардов тенге бездарно потраченных на реконструкцию денег,  аэропорты были включены в план приватизации «Самрук-Казына», но никого не заинтересовав в 2019 году были переданы на баланс регионов. Так было и с Петропавловском, а так же Павлодаром, Атырау и Актобе, изначально идущие в одном пакете. Сначала власти регионов, в частности в Актобе, не зная какой куш упал им на голову, попытались запустить воздушные гавани, как реальный бизнес и рекрутировали профессионалов отрасли, которые начали активно развивать перспективные направления, понимая где нужно идти на уступки и работать от оборота, а где можно накинуть цену, ведь для заказчика услуги такой финт будет мало ощутим. Но окружение Акимов быстро осознав величину потоков, запускало одну интригу за другой, для того, чтобы поставить бизнес под контроль. И вот, аким области Ондасын Уразалин, не дав толком поработать команде, которую он сам и нанял, которая писала инвестиционную программу, принимает решение назначить нового руководителя.

Им стал Дастан Малиев. Человек далекий от большой авиации несмотря на строчки в резюме. До последнего времени руководил заштатным аэропортом в Кокшетау, филиалом Международного аэропорта Нур-Султана. Представляя нового руководителя ключевого воздушного предприятия региона, аким области Ондасын Уразалин назвал Малиева кризисным управляющим, способным вывести аэропорт на небывалый уровень. И вот он вывел. 22 июля в Актюбинске телетрапом повредили борт Е-190 AirAstana. Судя по всему, а результатов расследования инцидента пока нет, инженер осуществлявший стыковку, делал это без допуска и в одиночку. В результате, самолет встал на несколько дней.

Но дальше еще интереснее. В сентябре прошлого года Авиакомпания FlyArystan объявила об открытии новой авиационной базы в Актобе. По сути, город должен был стать четвертой опорной точкой авиакомпании, после Алматы, Нур-Султана и Караганды. Отсюда должен был осуществляться разлет по самой богатой территории страны и можно было осуществлять стратегию регионального хаба, стягивая сюда пассажиров на Москву, Стамбул, Тбилиси и Баку. В Актобе специально прилетал сам Питер Фостер, чтобы встретиться с Акимом и заявить о своих намерениях. Но не случилось. Летать FlyArystan в город не перестал, но модный статус «регионального хаба» руководства аэропорта, как говорится, прогадило. Случилось это из-за отмены договоренностей достигнутых между прошлым руководством и AirAstana, чьим структурным подразделением является FlyArystan. Политика авиакомпании состоит в том, что она существенно «режет косты». Проще говоря, снижает до максимально допустимых и без того низкую стоимость услуг монополиста. Предприятия готовы идти на такие «убытки», понимая, что количество совершаемых рейсов даст существенную нагрузку предприятию и оно выиграет, что называется на опте.

Ну и последнее, аэропорт очевидно не справляется с заявленной инвестиционной программой, от чего почти всегда слепому КГА пришлось пойти на санкции и ввести компенсирующий тариф. Проще говоря, понизить его ввиду того, что деньги на развитие не тратятся. По документам находящимся в открытом доступе видно, что надзорный орган прав. При этом, в документе сделано исключение для транзитных грузовых судов, им по последним данным тариф будет поднят. Компании пересматривают свою летную программу, подыскивая более удобные и гибкие порты для посадки и дозаправки.

И всего этого человек добился за несколько месяцев своей работы, сложно представить, что ждет аэропорт Актобе через год. Впереди зимний период. регион сложный. Нужно запасаться антиоблединительными жидкостями, готовить технику, людей обучать. Компания судя по заявке на покупку спецоборудования, специальной снегоуборочной техники имеет с этим со всем проблемы. К кризису руководства добавляется общемировой кризис в авиации в целом, полугодовой простой существенно ударит по финансовым потокам, но хуже всего, что человек, что стоит у руля, может этого вовремя не понять в виду элементарного отсутствия опыта и знаний. Авиация сложный механизм, в котором значение имеет даже мелкий винтик, не говоря уже о заводной пружине.         

Как Аким области Уразалин «обрезал» крылья Актобе.: 2 комментария

  1. Последнее время вокруг аэропорта ходят много разговоров и это не спроста.. с самого начала как аэропорт был передан в акимат ничего хорошего не происходило и не происходит. Назначив новое руководство аэропорт стал похож на тонущий Титаник, что очень огорчает.

Добавить комментарий