Какая конкретно засада: у или на естественных монополистов.

Вчера на заседании правительства главной темой были тарифы. Все это происходит потому, что не задолго перед Советом безопасности, который прошел 7 ноября, генеральный прокурор Кайрат Кожамжаров доложил главе государства, что в ходе проверки, выявлено, что 15 компаний-монополистов получили сверхприбыль в размере 51,5 млрд тенге благодаря неправомерно завышенным тарифам на электроэнергию.

Естественно, что такая информация не могла не привести к предсказуемым последствиям и Президент подверг резкой критике министра энергетики РК Каната Бозумбаева, который, по мнению президента, виновен в «этом безобразии». Так же досталось и Министерству национальной экономики, при котором работает КРЕМ, комитет по регулированию естественных монополий. Строгий выговор получил Жумагарин, курирующий комитет вице-министр.

Мы не будем разбирать,как прокуратура создала кризис, при этом не учитывая особенностей торифообразования. Во многих случаях стоимость завышена не в результате бездействия регулятора, а по объективным причинам. Иногда это инвестиционный тариф, когда компания вкладывая огромные деньги в реконструкцию мощностей, изымает их постепенно создавая держа ставку выше, кстати получая валютные риски. Есть компенсационные тарифы, когда более дорогая услуга закрывает убыточною. Конечно можно привести все к соответствию, но тогда будет проблема куда более глобальная для потребителя. 

Самое страшное в этой истории – можно начать охоту на ведьм. Очевидно, что за коммунальные услуги платить никто не хочет, искренне полагая, что все должно быть за так, но самое страшное не это. Ужас в возможной безграмотности и спекулировании на теме,которое сейчас начнется. Например газета «Время» опубликовала материал «Доигрались в «монопольку»  в котором дает экспертное мнение 85-летнего специалиста Сары НУРДУБАЕВОЙ. У нее был спор с монополистам по тарифам и она его выиграла, но там была база, а вот ее мнение о том, что тариф завышен в 15 раз, вызывает недоумение.

Так дама считает, что тепловики выдают продукт вторичного использования — отработанный пар, за вновь произведенный продукт. Тепловая энергия — это вторичный энергоресурс, — утверждает она и получается, что на одной из ТЭЦ утилизация вторичного энергоресурса превращена в бизнес, а тепло это псевдо продукт, а его производство в тарифе составляет 70 процентов.

И большинство с этим охотно согласится. А ведь тариф это сложнейший продукт, который перераспределяет все составляющие так, чтобы в целом производитель не остался в накладе, а потребитель не сошел с ума увидев счета. А при такой информационной атаке мы можем остаться без отрасли вовсе. Ее заставят ужаться, и она быстро исчерпает ресурсы прочности.  

Кстати об этом я испросил Министра энергетики Каната Бозумбаева  –«Насколько снижение тарифов на электроэнергию повлияет на качество услуг и дальнейшее развитие энергопроизводящих компаний». Он ответил: «Есть поручение главы государства по снижению тарифов. Я работаю руководителем центрального государственного исполнительного органа. Я буду исполнять поручение главы государства по снижению тарифов, остальное даже обсуждать сегодня не буду».

Его коллега, министр Национальной экономики Тимур Сулейменов был не столь категоричен и не менее, чем я озабочен возможными последствиями. Он считает, что очень важно обеспечить баланс. Работать будут только по тем кто явно нарушает, при этом пересматривать инвестиционные тарифы не будут. Они доказали эффективность, так как благодаря им, привлекли и проинвестировали более триллиона тенге.

Тарифы в Казахстане никогда не росли быстрее инфляции и суммарно отстают от нее. Никогда полностью не отыгрывали девальвационные потери. При этом, отрасль нуждается в значительной реконструкции, а денег на это нет и резкие шаги в сторону ужесточения регулирования, могут быть восприняты как сигнал к свертыванию инвестиций до лучших времен.

Так что грязную воду нужно выливать осторожно, в ней может быть младенец. Помните это всегда.

Добавить комментарий