Когда поддержкой бизнеса занимается вредитель и популист.

Заместитель Председателя Правления НПП «Атамекен» Эльдар Жумагазиев предложил уничтожить зарождающиеся производства.

          В преддверии любых выборов популизм начинает сквозить из всех щелей. Кандидаты и те, кто их поддерживает, ожидая после избрания ответных реверансов, очевидно или подспудно, выступают с заявлениями которых ждут, те или иные группы потенциальных избирателей. Чем болезненнее вопрос, чем больше вокруг него споров, тем важнее примкнуть к самой многочисленной из групп, поддержать их интересы, получив гарантированную помощь и голоса в электоральный период.

Таким образом, выступления политически значимых фигур, встающих в оппозицию решениям и инициативам, ради интересов той или иной группы, публично или кулуарно, это политические игрища, пляски на костях одних, в угоду другим. Пока еще не известно, идет ли заместитель Председателя Правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Эльдар Жумагазиев на выборы или выбрал кандидатов, которые вознамерились получить пул голосов аграриев, недовольных действиями властей, направленных на поддержку отечественных производителей сельхозтехники. Стоит отметить, что господин Жумагазиев заявил от имени организации, чья цель поддержка предпринимательства, в первую очередь отечественного производителя, о том, что введение «утильсбора нужно отсрочить на 2 года», тем самым поставив правительство в неудобное положение, которое осуществляет поддержку со своей стороны посредством введения заградительных мер.

Буквально за несколько часов до публичного заявления на своей странице в Фэйсбук, будучи на брифинге в СЦК, Министр индустрии и инфраструктурного развития РК Бейбут Атамкулов рассказал о планах по развитию утилизационного сбора. В частности, он сказал, что в этом вопросе было сломано немало копий, но «сегодня утилизационный сбор и те меры, которые приняты правительством, стимулируют производство сельхозтехники в Казахстане. «Стимулируя производство сельхозтехники, мы создаем новые производства, создаем новые рабочие места в Казахстане, мы создаем компетенцию, квалифицированные рабочие места». Здесь же важно сделать акцент на том, что после вступления Казахстана в ВТО и его членство в ЕАЭС, возникают обязательства открыть границы для беспрепятственного движения товаров и услуг.

Таможенные пошлины перестают быть инструментом, позволяющим выстраивать протекционистскую политику государства, направленную на поддержку собственного бизнеса. Буквально через какое-то время с этим могут столкнуться все, включая и производителей сельхоз продукции. Придется конкурировать не только за внешние рынки сбыта, выход на которые субсидируются государством, но и за внутренние, поддержка которых будет просто не возможна привычными способами. Так вот утилизационный сбор есть последний доступный инструмент, который можно использовать в рамках международных договоренностей. Смысл его заключается в стимулировании крупных компаний, желающих продавать свою продукцию на внутреннем рынке Казахстана, также строить производства в своей стране, то бишь у нас.        

 Несомненно, позиция которую озвучил Жумагазив не просто нашла поддержку у фермеров и депутатов, которые просят Правительство отменить утильсбор на с/х технику или пересмотреть коэффициенты в сторону уменьшения, она была инициирована ими. В том числе, за этим вбросом стоят крупные импортеры техники, занимающиеся поставкой дорогостоящей техники, и за спинами которых стоят коррумпированные чиновники, распределяющие субсидии. Пользуясь своим влиянием в Палате, в том числе и на медиаресурсы, Жумагазиев разместил на сайте inbusiness материал  «Какое производство поддерживает утильсбор с сельхозтехники?», цель которого дискредитировать усилия государства по созданию внутреннего высокотехнологичного производства, более того, пресс-служба «Атамекен» пыталась распространить эту позицию через другие СМИ, связываясь с редакторами изданий.

По мнению Жумагазиева, озвученного им в социальных сетях, «Атамекен» неоднократно выступал за сохранение базы Приказа № 95 от 5 декабря 2019 года, где прописана норма распространения утильсбора только на те виды с/х техники, которые производятся в РК. При этом, требуемая Казахстану ежегодная норма обновления парка с/х техники составляет 10% (сейчас, на уровне 5%). Далее он приводит аргументы, которые следует знать и которые легко опровергнуть. Кстати, они весьма обывательские, а возможно просто делитантские, что не красит чиновника от НПП.    

И так о количестве.

— Ежегодно фермеры приобретают порядка 2 684 ед. тракторов и 1 061 ед. комбайнов. Доля импортных тракторов занимает 83,9%, комбайнов 67,9%, включая страны ЕАЭС. Отечественное производство не позволяет покрыть необходимую потребность. Техника дальнего зарубежья имеет более широкий спектр моделей, а также ряд технических характеристик (интеллектуальная система, спутниковая навигация, автоматическое вождение и т.д.). В моделях отечественного производства и стран ЕАЭС таких «наворотов» нет.

Можно остановиться на том, что техника о которой намекает Жумагазиев, это «John Deere». Именно на нее, точнее на компенсацию ее закупа, уходит львиная доля субсидий из государственного бюджета. Компании не раз предлагали открыть здесь производство с минимальной локализацией и под обещание ее наращивать, то это не выгодно импортерам. Так деньги за рубеж не выведешь, используя фирмы-прокладки.   

Все тот же Атамкулов, поясняя на брифинге позицию государства сказал:

— Начиная уже со следующего года, мы поставили программу постепенной локализации, с 20% до 40%. Я хотел бы отметить, что те деньги, которые мы сегодня тратим на утилизационный сбор, создают соответствующие рабочие места в Казахстане. Второе — мы предлагаем для тех производителей, которые работают в Казахстане, схему лизинга на сельхозпродукцию. По этому плану у нас где-то 22 тысячи единиц  сельхозтехники будет заменено. Этот план в нашем министерстве расписан на ближайшие три года. Я хотел бы еще раз отметить, что много будет споров по поводу утилизационного сбора. Мы поддерживаем в первую очередь наших казахстанских производителей.  Комментируя же появление в Казахстане компании Claas, рассказал, что «К этому мы шли практически 10 лет, очень серьезный рынок. Рынок сельхозтехники имеет очень много конкурентов, и многие бренды толкаются у нас здесь на рынке. Мы благодарны нашим немецким партнерам, что пошли навстречу, при том, что были определенные опасения, что рынок узкий, но, тем не менее, уже в этом году 200 комбайнов начинаем собирать».

При этом, тракторы марок «Lovol», «Кировец» и «Беларус» производства АО «Агромашхолдинг KZ», «Костанайского тракторного завода», Семипалатинского «СемАЗа» и «Казахстанской Агро Инновационной Корпорации», при поддержке государства хорошо раскупаются. Доля тракторов «Беларус» достигает 80% в общем объеме продаж, «Кировцы» занимают 60% доли тяжелых тракторов. За полгода отечественными заводами было произведено 788 тракторов на сумму 16,5 миллиардов тенге, это чуть ли не вдвое больше, чем в 2019.

По данным МСХ  РК, за 2019 год сельхозтоваропроизводителями республики приобретено 12,0 тыс. единиц техники, порядка 4 тысяч тракторов, в том числе 600 это импорт, 1 253 комбайнов, импорт порядка 500, 6,7 тысяч прочая сельхозтехника на сумму 176,0 млрд. тенге, что больше на 25% в количественном и на 30% больше в финансовом отношении, чем в 2018 году. Наблюдается ежегодный рост производства в два раза. При этом необходимо учитывать неполную загруженность предприятий. А так, это более 1 300 новых рабочие мест и налоги в бюджет.

О валюте.

За последние 5 лет из-за роста курса доллара в 2,1 раза, стоимость техники дальнего зарубежья тоже выросла. При этом курс рубля за последние 5 лет увеличился в 1,2 раза (3,6 до 5,9 тенге), а стоимость российских и белорусских машинокомплектов увеличилась в 2,4 раза. С начала 2020 года цены на с/х технику из Европы и США выросли на 16%. После введения утильсбора общий рост цен на с/х технику составил 26-28%. Утильсбор не привел к ценовому преимуществу отечественной с/х техники. По факту же, после введения утильсбора, цены на отечественные тракторы «Беларусь» и импортные, вышли на практически одинаковый ценовой уровень (разница всего 1%). А должны были быть дешевле как минимум на 22%. В итоге, фермеры будут переплачивать ежегодно 57,2 млрд. тенге на с/технику.

Мастер красного словца Жумагазиев умело играет цифрами и подгоняет факты под свое мировоззрение и под интересы узкой группы импортёров. Нужно помнить, что первое время, особенно на этапе становления, цель не сделать дешевле, а позволить развиться производству, набраться компетенций. Но даже это сейчас не так. Курс просел в 2,5, начиная с 2015 года, при этом импортная техника, ее сервис и запчасти подорожали, и продолжают дорожать, при этом многие импортеры прорабатывают вопрос создания производственных площадок в РК, кроме все той же компании «John Deere».  Стоимость среднего импортного комбайна составляет 300 тысяч долларов США. Пятилетнее содержание и уплата долговой нагрузки лизинга, сервиса, запчастей увеличивает конечную стоимость импортной техники до 570 тысяч долларов за единицу. При этом аналог отечественного производства при равных условиях сервиса, финансовой нагрузки по истечению срока лизинга имеет меньшую инвестиционную стоимость в пределах 240 тысяч долларов США. Стоит отметить что 74 % процента фермеров пользуются техникой отечественного производства и аналогами производства стран СНГ, по причине отсутствия нормального сервиса и рынка запасных частей. 

Жумагазиев так же передергивает цифры утильсбора, говоря о том, что на импортную технику он составляет 28%, когда его размер находится на отметке не более 10 % процентов. В самой высокой категории лошадиных сил, где представлен импортный сегмент техники, утилизационный сбор равен 11,9 млн тенге при стоимости комбайна в 150 миллионов тенге. Таким образом утиль сбор будет составлять 8%. При этом интересным фактом остается начальная стоимость импортных машин на заводе изготовителях и в Казахстане. Комбайн «John Deere» серии S в США, Китае, Германии стоит 202 тысячи долларов, здесь же 300 тысяч, чистая маржа 35%. Неприлично считать чужие деньги, но очень хочется спросить, куда идет разница, а точнее кому и за что?  Трактор «Беларус» отечественной сборки – стоимость 7,8 миллионов тенге. Импортный аналог трактора «John Deere» серии 6В стоит 15,9 млн тенге, что больше в 2 раза. Отечественный трактор дешевле и доступнее, его возможно приобрести под 6 % годовых без первоначального взноса. John Deere доступен через лизинг под 14%- 17% годовых с минимальным первоначальным взносом в 15 %.

Рынок сельхозтехники в РК, в среднем, составляет 130 миллиардов тенге, из которых 32% дорогущий импорт , в количественном выражении он составляет не более 10 %, из которых 7 % составляет компания «John Deere»!!! Импортеры отчаянно борются за рынок, вводят в заблуждение как фермеров, так и высокие должностные лица государства, подкупая чиновников и находя лоббистов.   И да, мало того, что Жумагазиев не может рассчитать правильно рост рубля, так он еще и не различает причинно-следственные связи. Рубль не обесценился, рубль восстановился после намеренной диспропорции его стоимости в 2015 году, ради удержания стоимости доллара.  

О мировых гигантах.

Мировые гиганты по производству с/х техники планируют зайти на наш рынок. Отлично! Но сколько времени необходимо до выпуска первого комбайна?! Не рано ли мы ввели утильсбор? При введении утильсбора говорилось об открытии в 2020 году производства с/х техники марок «Case IH», «New Holland», «Claas» и «John Deere». По «John Deere» проект временно приостановлен, в связи с введением того же утильсбора. По «Claas» имеется недавно подписанное соглашение о промсборке, но не были озвучены заявленные объемы производства (сборки). Также по проекту «Claas» не подписан специальный инвестиционный контракт, не построен завод и не налажен технологический процесс, не открыт свободный склад, не оформлены прочие соглашения, не наняты сотрудники, не пройден процесс индустриальной сертификации и т.д. Оцениваемый срок решения данных вопросов – не менее 2-х лет.

В этом вопросе лучший ответ – статистика. Производство сельхозтехники в РК выросло на 125%. За шесть месяцев произведено техники на сумму свыше 33,7 млрд тенге. В 2020 году объем производства комбайнов и тракторов составит 77,4 млрд тенге. Наибольший рост в количественном выражении зафиксирован в производстве комбайнов. Так, машиностроителям АО «Агромашхолдинг KZ» (Essil), ТОО «КАИК» (Acros) и KazRost Engineering Ltd (Vector, Acros) удалось увеличить выпуск зерноуборочной техники более чем в два раза: 310 единиц на сумму 14,31 млрд тенге против 150 ед. и 7,5 млрд тенге годом ранее. Межправительственная договорённость на уровне глав государств в 2019 году позволила в 28 августа 2020 года компании CLAAS подписать Соглашение о промышленной сборке с Министерством индустрии и инфраструктурного развития Республики Казахстан. Компания взяла на себя обязанности на 12 лет выполнять ряд технологических операции, проводить работу по локализации компонентов, а также заниматься технической подготовкой кадров для дальнейшего развития производства. Инвестиция составит около 3,4 миллиардов тенге, за счет собственных средства немецкой компании. На начальном этапе будет создано порядка 200 новых рабочих мест. Объем производства до 300 единиц самоходной техники, 250 единиц прицепной техники. 2020 год стартовый этап создания производства с минимальными инвестициями производства. Действуют заводы по сборке продукции – МТЗ, Гомсельмаш, это трактора «Беларус», комбайны «Essil». За последний год открыты производства «LOVOL», «BUHLER», «Кировец», «Ростсельмаш», «Сase» и «New Holland», на подходе «PÖTTINGER», «Камаз», и всех их вынудил на такой шаг, в том числе и утилизационный сбор. Все тот же «John Deere» на рынке РК с 1999 года – сборки нет, обязательств нет, технологий нет, договорённостей нет. Всё локализовано за рубежом.  

О законах.

В «Предпринимательский Кодекс РК» введено требование к заключению промышленной сборки, предусматривающий обязательный запуск новых производств сельхозтехники со сваркой, гибкой, покраской. Данное требование отсрочит запуск производств с/х техники еще на 2-3 года. Кроме того, с момента подписания Приказа № 95 от 05.12.2019 г. не принято ни одной единицы сельхозмашины на утилизацию, не построен завод по утилизации, не выработана программа по приему выбывшей из эксплуатации техники. На решение данных вопросов также требуется порядка 2-3 лет. Учитывая все вышесказанное считаем, что утилизационный сбор необходимо вводить через 2 года.

Хочу напомнить, что Требования статьи 244-1 Предпринимательского кодекса Республики Казахстан гласят, что «норма велась в целях развития производства машиностроения и увеличения уровня локализации на территории РК, а также с целью исключения сборочного производства, а создания полноценного цикла производства в Казахстане, включая тяжёлые технологические операции литья, сварки, гибки, раскроя, окраски». При этом производитель получает налоговые и таможенные преференции, а также стимулирование в рамках экологического кодекса. В частности, возмещение уплаты утилизационного сбора. Благодаря этому, уровень производства в стране вырос до 150 миллиардов тенге, для сравнения, в 2015 году эта цифра была 21 миллиард. В 2018 года внедрена программа льготного лизинга под 6 % на 7 лет без первоначального взноса. В рамках введения утилизационного сбора планируется старт программы сдачи, вышедшей из эксплуатации сельхозтехники, где взамен старой, сданной на утилизацию будет выдаваться сертификат на скидку при приобретении новой техники. Номинал скидочного сертификата предлагается установить в размере 1,5 миллионов тенге, при использовании двух сертификатов скидка может составить до 3 миллионов. На сегодняшний день, при сдаче комбайна на металлолом компенсация составляет 400-800 тыс. тенге и транспортировка осуществляется самостоятельно.

Введение утилизационного сбора откладывалось два раза, начиная с 2017 года, и главным противником мер стимулирования развития собственного машиностроения в РК были компании импортеры. И да, утильсбор не просто выплачивается компаниям из бюджета, он возмещается, после того, как производитель сначала его заплатит. Здесь еще раз следует напомнить, что это способ поддержки, защиты рынка. Так же важно напомнить, что утильсбор будет вводится и по другим направлениям. И не надо думать, что заградительные меры вводит только Казахстан. Все страны, включая даже развитые, такие как США иди ЕС имеют механизмы для защиты собственных рынков. Чаще всего, это невероятно сложные и дорогие процедуры получения разрешения и сертификатов на ввоз и продажу товаров, составляющих конкуренцию местным игрокам. Обычно это отраслевые ограничения, например, обязательное членство в ассоциациях или саморегулирующихся организациях, билет в который иностранцам заказан.

Для эксперимента попробуйте отправить хоть что-то в США. Сначала на федеральном уровне, а потом и каждом штате вам придется столкнуться с бюрократией, которая сделает все, чтобы продукт не составлял конкуренцию местным. И да, существует стойкое ощущение, что текст писался не самим Жумагазиев, а по привычке он взял готовый текста и пробросил его через социальные по заказу воинствующих импортеров, чья задача обворовывать собственную страну.

Добавить комментарий