Кому беда, а кому мать родна?

Последние два дня наблюдаю самую настоящую информационную кампанию, которую устроила Динара Смаилова на фоне трагической гибели Аяжан Едиловой. Безусловное горе для каждого казахстанца — смерть молодой девушки в таких трагических обстоятельствах.

Цель Смаиловой? Думаю, их несколько. Усилить свои публичные позиции, пошатнувшиеся из-за публикаций в СМИ о делах, которые вела Смаилова, организовывав их «информационное освещение», если травлю людей в сети можно так назвать. А еще фондрайзинговая кампания, которую недавно объявили —  очень нужны деньги.   

Но обо всем по порядку.

21 марта в 17.00  на странице алматинского поискового отряда «Когам» появился пост о пропаже Аяжан Едиловой. 22 марта в 2.27 на информационном портале Tengrinews вышла публикация о пропаже Аяжан Едиловой. 22 марта в 17.10 Динара Смаилова (Дина Тансари) на своей странице в Facebook разместила пост о том, что Аяжан Едилова найдена убитой, а подозреваемый задержан.

25 марта в 15.50 на странице алматинского поискового отряда «Когам» появился пост о том, что Аружан погибла. 25 марта в 22.47 Динара Смаилова на своей странице разместила пост о том, что к ней обратились родственники Аяжан. Однако не исключено, что Смаилова сама вышла на родственников погибшей и для общения у них были определенные резоны. В интернете уже можно найти скрины переписки между на тот момент еще незнакомыми людьми, более того свидетели утверждают, что родственница, которая сейчас активно сотрудничает со СМИ, знала подробности переписки между будущей жертвой и подозреваемым. И почему она согласилась на встречу со своим будущем убийцей.

Да. Как и говорилось выше, резонансное дело, в которое ворвалась Тансари-Смаилова, до сих пор позиционирующая свое движение «Немолчи.kz» как фонд, отличный повод вызвать разноречивые чувства у интернет-пользователей и потянуться к телефону, чтобы сделать перевод. И 24 марта в 12.39 Смаилова разместила от имени фонда пост о сборе денег на личную карту юриста Алмата Мухамеджанова для поездки в регионы. Тем временем фонд является бездействующим предприятием с июня 2020 года, соответственно юридически не может вести никакой деятельности. Нарушается закон, и не только налоговый кодекс, и никого это не волнует. Сколько денег добропорядочные граждане перевили на карточки людей, чье прошлое сложно считать кристально чистым? Даже предположить сложно. Отчетов, которые должно размещать любое НПО на своих информационных ресурсах, нет.

Так вот, в своем посте от 25 марта Смаилова рассказала версию родственников. И уже с этой публикации начинаются ее манипуляции с фактами. Так, Смаилова утверждает, что «Аяжан была не просто убита, а убита с особой жестокостью», а «преступник действовал быстро и мастерски». При этом нет ни заключения, что найдены останки пропавшей девушки, ни результатов экспертизы, которые показали бы причину и точное время смерти.

Кроме того, Смаилова использует приемы, которые призваны подогреть эмоциональный фон общественности, когда рассказывает, что «родные плачут от мысли о том, как она страдала перед смертью».

В самом начале поста Динара Смаилова использует призыв с требованием пожизненного наказания для подозреваемого, в то время как следствие только началось и о передаче дела в суд еще нет и речи. Я не устаю напоминать, что в ст. 77 Конституции РК: «Лицо считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет признана вступившим в законную силу приговором суда». Даже если его взяли на месте преступления, все доказательства на руках, только суд определяет виновность и меру ответственности. Это главный постулат общественного договора.

26 марта в 11.04 Тансари разместила пост с требованием назвать имя убийцы. И снова использует манипулятивный ход, обращаясь к полиции Алматы:

«Полиция Казахстана, важно писать своевременные честные пресс-релизы, соблюдать этические нормы, а не проводить пресс-конференции после пожара!».

Такие заявления формируют заведомо негативный образ сотрудников полиции, более того Смаилова прекрасно знает о тайне следствия, правда ее это ни разу не останавливало, когда она рассказывает о резонансных делах и, замечу, ни разу за это не ответила по закону. 

26 марта  в 12.34 Динара Смаилова размещает пост с ссылкой на официальную информацию от ДП Алматы. В комментариях пользователи начинают раскручивать версии с маньяком, делают предположения о других жертвах подозреваемого, а сама Смаилова выдвигает версию с продажей органов:

«Мы этого и опасаемся, его мотив с самоубийством понятен. Меня больше волнует тот факт, что у него обнаружили большое количество димедрола и других препаратов. Может он усыплял и органы извлекал. Есть информация, что его старший брат тоже медик, живёт в Европе».

26 марта в 15.47 Динара Смаилова пишет пост о том, что брат погибшей рассказал «ВСЮ ПРАВДУ». Следует обратить внимание, что брат погибшей использует ту же риторику, что и в своих постах и комментариях сама Смаилова. Можно предположить, что с ним была проведена работа со стороны Смаиловой и даны указания, как и что следует говорить журналистам. Брат все время ссылается на неких «третьих лиц», что не делает предоставляемую им информацию подтвержденной. Также нельзя исключать вероятности, что брифинг был организован не самим братом погибшей, а Динарой Смаиловой. Которая присутствовала на нем, что видно на фотографиях.

Еще один важный момент: Динара Смаилова в своих постах и комментариях использует местоимение «мы», хотя юридически не имеет никакого отношения к уголовному делу: она не является потерпевшей стороной или представителем потерпевших.

Динара Смаилова, помимо комментирования своих постов, оставляет комментарии и под другими  публикациями, посвященными теме убийства Аяжан Едиловой. Так, под постом журналиста Ксении Ворониной она оставляет комментарии с подробностями убийства и снова поднимает тему трансплантации органов.

Также стоит обратить внимание на то, что Смаилова умышленно вводит своих пользователей в заблуждение, когда пишет, что «волонтеры» сработали быстрее полиции. Алматинский отряд по поиску пропавших людей «Когам» состоит из добровольных помощников полиции и всегда занимается поиском пропавших вместе с представителями районных управлений. Более того, все участники дают подписку о неразглашении.

Полиция по данному делу сработала просто великолепно и без вмешательства Смаиловой. Сейчас мы видим, как в информационном поле общественница пытается перетянуть внимание на себя и на свое участие в резонансном деле. Думаю, что всем заявлениям, которые сделала Тансари-Смаилова, Фонду «НеМолчи», чью активность в социальных сетях обеспечивают все те же люди, должна быть дана правовая оценка. Как минимум, мы видим распространение недостоверных сведений о происшествии, а также распускание ничем не подтвержденных слухов. Ни у Смаиловой, ни у родственников погибшей девушки нет либо возможности рассказать «всю правду», либо информации.  

Напрашивается вывод, что Динара Смаилова умышленно занимается распространением ложной информации, которая вводит общественность в заблуждение. Она намеренно нагнетает панику среди своих подписчиков, создает негативный образ сотрудников полиции и заочно обвиняет судебную систему в вынесении несправедливого приговора задержанному. Все версии с серийным маньяком или незаконной трансплантацией органов однозначно не выдерживают критики, но направлены на одно – сместить акценты в этом уголовном деле.

Уверен, что подробности произошедшего в ближайшее время вынужденно станут известными. В первую очередь потому, что совершенное с особой жестокостью преступление должно получить соответствующую оценку со стороны общества. Люди в праве знать всю правду, а не ее интерпретацию Диной Тансари.

Какой вывод делаю лично я, исходя из информации, которая все активнее просачивается в интернет? Эффект Тансари дает свои ужасные плоды: страх оказаться обвиненным в изнасиловании, приводит к таким страшным последствиям. Именно на этом я постоянно расставляю акценты. А самопровозглашенного борца с насилием это не останавливает. Даже в деле убийства Аяжан Едиловой Смаилова находит возможность заработать свои ЛОМовские очки. Казалось бы, что ей делать там, где уже преступник под стражей, где полиция, где без нее можно легко обойтись? Посмею предположить, что Смаилова нужны кровавые истории. Если ее имя мелькает в СМИ рядом с фактами насилия, то она на плаву. А судя по частоте появления объявлений о сборе средств, пожертвования всегда будут литься золотым ручьем.    

И это – самое циничное во всей этой истории. А еще ужас в том, что никто и не пытается навести порядок. Смаилова вмешивается в уголовные процессы, пытаясь оказывать давление на следствие. Обвиняет, как потом оказывается, невиновных людей. Оскорбляет, провоцирует интернет-пользователей. Разжигает ненависть. Приносит в общество раскол. Создает атмосферу ненависти к мужчинам. Страдают невинные. Семьи, близкие, которые ни в чем не виноваты. Есть преступник, он должен отвечать по закону. Его вина должна быть доказана, признана судом. И никто из его близких не виноват в его преступлениях, но в постах Смаиловой родственников не жалеют.  В традиционном обществе стигматизировать легко.

Считаю, что правоохранительные органы наконец-то должны положить конец информационному террору со стороны «Немолчи.кз» Смаиловой и ее сподвижников, которому подвергаются и невиновные, в том числе. Департамент государственных доходов должен проверить финансовую составляющую деятельности организации, которой прикрываются активисты. Если она бездействующая, то никаких просьб о деньгах не должно быть. Исходя из информации в открытом доступе видно, что налогов общественники особо не платят. При этом нигде не работают, ездят по Казахстану и даже получают какие-то заказы со стороны властей.

Второе, в действиях Смаиловой можно усмотреть и нарушение уголовного кодекса в части оскорблений, разжигания ненависти не только к конкретным людям, но и к гендеру в частности. Мужской образ, который создает общественница, токсичен. А ведь в стране не все мужчины насильники или бесконечно избивающие своих женщин и детей домашние тираны.  

Третье. Можно предположить, что организация получает поддержку из-за рубежа и цель, которую могут преследовать спонсоры, если они есть —  подорвать устойчивость государства. В частности, через недоверие органам правопорядка и судебной системе.   

Добавить комментарий