КОВИД национальной экономики.

Тотальное торможение мировой экономики в результате ковидокризиса, ожидаемо привело к рецессии. Первые звоночки грядущих тяжелых времен, стали фиксировать и в Казахстане.

Постепенно позитивные настроения во властных коридорах, царившие в первые месяцы локдауна сменяется озабоченностью. Уверен, в самом начале казалось, что ничего особенного не происходит, а кризис можно традиционно залить деньгами, но оказывается, что этих самых денег может просто не хватить.

Правительство традиционно надеется на изменение внешних рынках. Спрос на главный экспортный товар низок, при этом следует помнить, что стоимость нефти остается на текущем уровне, только благодаря картельному сговору производителей, создающий искусственный дефицит.

Председатель Национального банка Ерболат Досаев.
«На товарных рынках к концу октября наблюдалось падение на фоне обсуждения введения локдаунов во Франции и Германии. В целом, на Европу приходится 20% мирового потребления нефти. Если к Франции и Германии присоединятся другие европейские страны в ноябре и декабре добыча нефти снова может превысить спрос».

Как мы понимаем, ждать хороших новостей не приходится, низкая цена и падающий спрос. И вот мы уже проедаем накопленный за тучные годы «жирок».

Председатель Национального банка Ерболат Досаев.

«По предварительным данным, золотовалютные резервы Национального банка за октябрь снизились на 200 миллионов долларов — до 33,6 млрд, преимущественно за счет выплаты госдолга и проведения интервенций. Активы Нацфонда составили 56,3 миллиарда долларов, сократившись за месяц на 1 миллиард».

Если ЗВР номинально вырос за год, и это получилось за счет роста цен на золото, то Нацфонд стремительно сокращается. Если учесть, что на новый год он оценивался в 61,7 миллиарда долларов, то сейчас там, на 5 миллиардов меньше и это при том, что Досаев умалчивает о росте внутреннего долга, ведь правительство активно занимает на внутреннем рынке.

Хочу еще раз заострить ваше внимание, что правительство отказывается напрямую проводить параллели с экономиками братьев по несчастью. Это общая тенденция у всех развивающихся стран. Поэтому приходится искать косвенные данные, определяющие реальное положение дел.

Например, ВВП США проседал практически на треть, тогда как в Казахстане говорят о 2-3%. При этом Марат Султангазиев глава Комитета госдоходов озвучил, что за девять месяцев сокращение поступлений налогов оцениваются в 1 триллион тенге. Это значит, что из оборота выпало около 10 триллионов, так как средняя налоговая нагрузка около 10%. Но это только наблюдаемый сектор, он оценивается в 30-40% от экономики. Таким образом можно предположить, что результат короноостановки — минус 25 триллионов тенге. С учетом того, что ВВП Казахстана около 75, то потери сопоставимы с потерями США.

Да, властям удается сдерживать инфляцию и не допускать сильных колебаний курса, но это больше везение. Доллар в Казахстане стабилен за счет рубля, его курсом компенсируют волатильность. И это при том, что сам доллар пока дружелюбен к развивающимся странам. Его Индекс сегодня 92,6, тогда как на самом пике в марте, — Помните резкий скачек? – Тогда он был 103,6.

Таким образом, экономика держится на трех китах – невероятных вливаниях государства, дешевом долларе и рыночном стазисе. Общий выход локдауна, выбьет почву из под ног и главная задача государства сегодня готовиться, в первую очередь психологически готовить казахстанцев к кризису.

Добавить комментарий