Много налогов бывает. Сколько платят НПЗ в РК.

Впервые перед Казахстаном встал вопрос о необходимости экспорта не только нефти, но и готового сырья. Нефтеперерабатывающие заводы снова на грани остановки, но уже по причине затоваривания складов готовой продукции, но об этом подробнее завтра, сегодня про налоги.

Существует мнение, что нефтяники недоплачивают в бюджет. Многие считают, что экспортная таможенная пошлина на вывоз сырой нефти за границу до сих пор равна 40$ за тонну, тогда как в России с 1 октября она повышена со 130$ до 137,5$ за тонну и даже умудряются считать убытки. Но это не соответствует действительности. Суммарно, отечественные компании платят в бюджет больше на 10-15%, чем их российские коллеги и вот почему.  

С нефтяного кризиса 2015 года, когда баррель нефти скатился со 120 до менее чем 40 долларов, ставки ЭТП пересмотрели и привязали их к рыночным индикаторам. Да, сами экспортные пошлины разнятся. Так, в январе в у нас она была 60, а России 111,4 и вместе с ценой на продукт росла. Так в августе она была уже 70, против 135,4, а в октябре 75  , против тех самых 137,5 за тонну. Для того, кто следит за котировками корреляция ясна, но не ясна разница. 

Поясню. Налогообложение недропользователей, экспортирующих сырье, не ограничивается экспортными пошлинами. Так обязательным является так называемый НДПИ налог на добычу полезных ископаемых, который варьируется от 5% до 18% в зависимости от стоимости сырья и от объема годовой добычи, есть еще и рентный налог, он доходит до 32% от стоимости нефти.

Таким образом, при стоимости барреля нефти в 50 долларов, конечная сумма налога 122 доллара на тонну. При 70, она вырастает до 206 , а при 80 до 247 долларов на тонну. Таким образом, в октябре текущего года, при экспорте нефти компании перечислят в бюджет РК порядка 250$ c каждой тонны экспортируемой нефти. Для сравнения, в России экспортеры заплатят в бюджет 200-210 долларов с тонны.

При этом, это еще не все налоги которые заплатят отечественные компании. Главный вопрос, почему такие сложности и такой многоуровневый подход. Здесь, лично я впервые я согласен с правилами усложнениями. После вступления Казахстана в ЕАЭС все таможенные исчисления уходят в общий котел и уже оттуда возвращаются в страну, таким образом мы легально уменьшаем этот поток. Остальные же доходы от добычи идут по нескольким направлениям, что-то уходит в бюджет, что-то в Национальный фонд.

Для Казахстана, добыча полезных ископаемых странообразующая индустрия. Две третьих поступлений в бюджет это нефтянка напрямую или косвенно, через национальный фонд. Нет более зарегулированной и низкорентабельной для предпринимателей отрасли, чем эта. При этом, нужно помнить, что изъятия, особенно на низких ценах ведут к инвестиционной стагнации. Деньги не вкладываются ни в наращивание мощностей, ни в повышение эффективности.

Так что позиция государства, создавшего дифференцированную систему зависящую от котировок по сути спасла отрасль, позволив в тяжелые годы «дышать».

И помните, быстрее всего растут не чужие дети, а налоги.

Добавить комментарий