Нуржан Саакашвильевич Альтаев — борец с партией власти, есь же.

Мне не понятен весь этот ажиотаж вокруг лишения депутатских полномочий и исключения из партии позавчерашнего мажилисмена Нуржана Альтаева. Еще с первых шагов его карьеры было понятно, что рано или поздно этот шымкентский бонвиван, взлетев высоко, свернет себе шею. Очевидно, что с младых ногтей он знал цену «правильного выбора». Карьера любой ценой и невероятные амбиции – вот его реактивная тяга, при этом мало найдется действительно стоящих людей, которые бы высоко оценили его интеллектуальные способности, зато в искусстве выживания, самопиара и  ловкости в решении личных задач Альтаеву равных мало.

​Собственно, благодаря именно этим выдающимся способностям выпускнику ЮКГУ какое-то время удавалось пробавляться по жизни то в качестве проректора по студенческим вопросам, то начальником отдела в МВД. Звездный час Альтаева наступил, когда гордость отечественного спорта Алия Юсупова стала его женой. С триумфальной улыбкой новоиспеченный супруг тогда раздавал налево-направо интервью и рассказывал журналистам, как едва ли не осадой завоевал руку чемпионки мира. Еще не будучи знакомым с Алией, поздравлял с каждой спортивной победой, слал ей цветы, подарки — хоть в Пекин, хоть в Талдыкорган.

Тогда все эти откровения казались публике красивой историей любви. Как оказалось позже, это была охота. Охота на ресурс, коим бедная наивная девочка и являлась. Именно брак с Алией Юсуповой открыл перед ничем не выдающимся провинциалом широчайшие горизонты. На любых чествованиях побед звезды казахстанского спорта отныне рядом с нею был ее благоверный. Пару раз Нуржану через его столь выгодное супружество удалось попасть на глаза первого президента и даже быть им отмеченным. Понятно, не за собственные заслуги. Везде и всюду он — муж Алии Юсуповой и какое-то время он этой ролью был вполне удовлетворен. Тем более что она обеспечивала определенный карьерный рост и привлекла к его весьма скромной с точки зрения деловых качеств персоне внимание некоторых политиков.

Они и потащили его ввысь по карьерной лестнице. Альтаев быстро вырос с директора департамента СПК «Онтустик» сначала до заместителя председателя НПП, а потом до вице-министра сельского хозяйства, правда всего на два месяца, а потом, по слухам, был выгнан за профнепригодность. Его скоротечный «роман» с МСХ тогда бурно обсуждался в Астане. После эпичного провала его запихали на должность вице-министра труда и соцзащиты. Некоторые говорят, что это получилось благодаря «южному происхождению», ведь на тот момент «труд и соцзащиту» возглавляла одна из самых влиятельных южанок казахстанской политики — Тамара Дуйсенова. Другие говорят, что над Альтаевым сжалился его бывший работодатель и договорился о равноценной замене. Кстати, после того, как Альтаева выставили за бездарный труд из одноименного министерства, покровители заботливо перенесли его в Парламент, благо он в 2016 году учавствовал в выборах по списку «Нур Отан». Это был его счастливый билет

При этом с первого дня в столице Альтаева сильно тяготило его прошлое. Проект «супружество с Алией» исчерпал весь ресурс и он инициировал развод и пустился в свободное плавание. Поначалу Альтаев ничем в серой массе столичных белых воротничков не отличался, но вовремя натолкнулся на нужный остров стабильности. Говорят, что его новой избранницей стала многолетний советник одного невероятно влиятельных людей страны.  При этом, Альтаев не оставил своих привычек куртуазного обольстителя. По крайней мере, об этом на днях заявила столичная жительница Айя Найман на своей странице в соцсети.

Кстати, в апреле 2018 года Алия Юсупова дала короткое интервью, в котором четко обозначила: с Альтаевым она в разводе и вычеркнула его из жизни. Как и дети. Удивительно, но тогда Альтаев никак не прокомментировал заявление бывшей супруги. Свое отношение к интервью он высказал лишь в январе 2020 года, выразив недоумение от слов бывшей жены. Почему? Об этом — чуть ниже по тексту: скелеты из его бурного прошлого могли подпортить репутацию. Так вот, отвечая на вопрос журналиста, Альтаев тогда искренне удивлялся тому, что Юсупова не особо-то рвется давать ему детей. Он, мол, такой хороший отец, что при разводе оставил семье взятый в кредит дом, на оплату которого уходит половина его депутатской зарплаты. Еще 40% он платит в виде алиментов. Ну, а на остальное живет. И видимо, живет хорошо, ведь в том же интервью он рассказал, как сын попросил купить ему айфон последней модели. «Мы с ним съездили, он сам выбрал, и я купил ему», — сообщил мажилисмен. Неплохо для народного избранника.

Так вот, депутатство Альтаева. Пожалуй, самым ярким и самым бессмысленным было его заявление о том, что 20 тысяч тенге на содержание одного ребенка — вполне достаточная сумма. Якобы он и сам бы радовался, если бы получал на пятерых детей 100 тысяч, и на все бы ему хватало. Заявление, сделанное в феврале прошлого года, вызвало бурю негодования, особенно среди получателей соцпособий, коих в нашей стране великое множество.

Забегая вперед, уже в ноябре 2020, комментируя исключение из Nur Otan, Альтаев сказал слова, прозвучавшие, как насмешка, после его заявлений о 20 тысячах: «Я очень уважительно отношусь к партийной дисциплине, но с еще большим уважением я отношусь к народу Казахстана. Я не мог не обращать внимания на просьбы народа». Истинно народный избранник, назначенный депутат, который даже не представляет, сколько стоит содержать ребенка среднестатистической казахстанской семье. Не говоря уже о малоимущих и многодетных. О том, что Альтаев популист намекали ему коллеги часто. Комментируя в Парламенте подходы к развитию женского бизнеса на селе он нарвался на сарказм Нурлана Нигматулина: «Видите, как полезно иногда из правительства в Парламент приходить. Сидел в правительстве на этих вопросах — не занимался. Сюда пришел — увидел проблему. Молодец».

Сегодня Альтаев уверяет, что триггером для критики родной партии послужило лето этого года, «когда во время пандемии народ умирал, люди не могли получить медицинскую помощь, несмотря на огромные денежные средства, которые выделялись на борьбу с пандемией». Но, думаю, «затриггерило» бывшего нуротановца гораздо раньше – весной. И этому есть несколько причин. Первый, что-то не так пошло в Парламенте. По слухам, ему должна была отводится роль активного члена партии, этакого управляемого Джальсомино, чей голос должен был представлять ястребов «Нур Отана». Так он должен был набрать политического веса борца за права предпринимателей, но судя по всему в партии были те, кто усомнился в целесообразности такого амплуа для человека с таким сомнительным бэкграундом. С другой стороны, весной пошли разговоры о возможном появлении еще одной партии буржуазного толка, в которую мог мягко перетечь Альтаев.     

Тогда же появился Союз промышленников и предпринимателей El Teregi, который, как предполагалось, должен перерасти в партию и который возглавил Нуржан Альтаев. Организация быстро обросла единомышленниками, фрондой от бизнеса, активно критиковавшей власть, благо в 2020 критиковать власть стало намного безопаснее. При этом сам Альтаев в бой не ввязывался, за него это делали рядовые члены, соратники, формируя узнаваемый бренд. Параллельно он пытался размежеваться не только с наследием личной жизни, но и от трудовой деятельности. В частности, его тяготила связь с НПП, в которой он видел существенную угрозу и в чем, как оказалось в последствии, был прав.

Одним из активных его штыков в борьбе за славу и влияние стал юрист Адильбек Бектибаев, а ярким кейсом и звездным часом стало заявление о недопустимости государственной поддержки «системообразующим» предприятиям. Напомню, «Список 361» появился в разгар пандемии, когда вся страна впала в истерику и бессилие и бизнес, закрытый на карантин, воззвал о спасении. В перечне были указаны предприятия, которым предполагалось оказать поддержку. Но, по мнению Альтаева, в нем были все «не те», тогда как нужно помогать другим: список необходимо переделать, принять новый или вообще отменить эту инициативу. 

При этом, именно Адильбек Бектибаев, его «нашел» и обнародовал, параллельно обвинив в его создании НПП. Он так спешил разобраться с Палатой, что с дуру вывалил в сеть два документа, один из которых был чистой воды фальсификацией. Как удалось выяснить, благодаря беглому анализу документа, список составляли не в НПП, его авторство на Заместителе Председателя Правления АО «Институт экономических исследований», это дочка МНЭ. Документ открыт и составлен в 15:30, 23 апреля именно им, тогда как «Предварительный список предприятий», сформированный на основе данных профильных Комитетов НПП «Атамекен», уже 24 апреля в 18:30 неким Жандос Сабитом. Позже Адильбек Бектибаев попытался «выплыть» из ситуации, раскидывая грязь по сторонам, но то, что юрист использовал в обвинениях фальшифку и открыто ей оперировал, останется фактом. В тот день у El Teregi был праздник, но не на долго, зато, можно было представить методы, которыми не брезгует движение.    

После объявления президентом даты очередных парламентских выборов произошло несколько событий. El Teregi из союза не перерос в партию, политтехнологи не увидели перспектив. Ограниченный круг последователей, конфликтность, при этом Союз не смог обрасти самым главным капиталом — разветвленной филиальной сетью, не сформировал повестку дня и распугал отечественную буржуазию. Зависимые от государства бизнесмены предпочитали сторониться смутьянов, но стали привлекательны для маргиналов от бизнеса. Поэтому запустили нейтральный вариант с партией «Берлик», прошедшей ребрендинг и ставшей «Адал». Кстати, процессом восхождения управлял бывший коллега Альтаева – Эльдар Жумагазиев. И тут мы возвращаемся к вопросу угрозы со стороны НПП, видимо второй сценарий был акторам хорошо известен и в поле выжил бы только один. По этому оба бывших функционера со своими сподручными активно топили по популистским темам, таким как утилизационный сбор, собирая лайки по фэйсбуку.

После проигрыша партии за партией стало очевидно, что Нуржан Альтаев прогадил и место в Мажилисе, не попав в списки кандидатов от «Нур Отан», тем более что от него как от депутата толку было меньше, чем нисколько, как впрочем и везде. И тут-то, понимая, что из рук уходит не меньше, чем все, Альтаев решил сыграть в оппозиционера. Да не просто критикующего власть, а предъявляющего претензии партии, в которой сам и состоит.

Этот бунт на корабле начался в сентябре, когда журнал Vласть вдруг дважды, с разницей в шесть дней, предоставил тогда еще депутату свою площадку. И вот нуротановец Альтаев вещает о необходимости политических реформ, тяжелой доле казахстанцев и несовершенстве избирательной системы. Одним словом, обо всем, о чем мог бы говорить как депутат на фракционных заседаниях. В следующем интервью Vласти Альтаев снова разливался соловьем о неких радикальных реформах и намекнул, что в случае чего Союз промышленников и предпринимателей «Ел тірегі» вполне себе может стать и партией.

Стало ясно, что Альтаев прекрасно понимает свое положение и в Мажилисе, и в партии. Именно поэтому он развил какую-то нездоровую деятельность в области хайпа. Например, в ноябре он едва ли не оправдал убийство фанатиком ислама французского учителя.

«Не смог остаться в стороне от тех трагических событий происходящих во Франции и по всему миру по вине Макрона и экстремистов от политиков, затеявших все это… Всему вина по моему мнению стремление Макрона и людей к нему приближенных набрать очки перед основным населением Франции, которые так или иначе недовольны распространением ислама и заселением страны мусульманами», — написал он на своей странице в Фейсбуке.

Правда не совсем вышло. Большинство пользователей, мягко говоря, не поддержало высказывания депутата, у которого не хватило здравого смысла понять, что он едва не спровоцировал дипломатический скандал. То, что делает Нуржан сейчас, похоже на действия обиженного мальчика, которого прогнали от песочницы с лопатками. Это так предсказуемо – вдруг стать оппозиционным деятелем, как только тебя отлучили от «черного озера». Так не хочется в тень, а придется: шоу «Альтаев – борец с партией власти» скоро закончится. Кому нужен недополитик, вдруг поверивший в свою исключительность? Хотя нет, нужен. Крайним маргиналам нравятся обиженные властью. Короткая память удобна не только власти, но и внесистемной оппозиции, побирающейся на грантах, а в случае с Альтаевым есть надежда, что он может стать новым Саакашвилли, тем более он с ним пару раз разговаривал.

Добавить комментарий