О перестановках и экономике

Как я уже говорил сегодня, перестановки в правительстве – это сюрприз, причем для всех: и для СМИ, и для самих объектов ротации. Было известно, что традиционный брифинг с журналистами пройдёт именно с главой МВД. После открытой части заседания его замы, в частности Ильин, который только что получил предупреждение от главы кабмина, ждали начала и давали свои комментарии журналистам в полной уверенности, что все продолжит шеф. Около 11:20 из зала заседания вышел Министр внутренних дел Калмуханбет Касымов и просто пролетел сквозь ряд журналистов. Все произошло настолько стремительно, что никто ничего не понял, а единственной реакцией стал возглас журналиста Айнур Коскиной. По ходу выяснилось, что министра вызвали в Ак Орду, но он постарается вернуться к пресс-конференции. Но когда этого не произошло, появились первые сомнения, а когда стало известно, что кортеж премьера выехал в МВД, то все встало на свои места.  


По факту произошли перестановки в силовых ведомствах. Экс-министр внутренних дел Калмуханбет Касымов назначен помощником Президента — секретарем Совета безопасности РК, на его место пришел зам — Ерлан Тургумбаев. Так сказать, человек из системы, что кстати сильно резонировало с предсказаниями кабинетных стратегов, ежедневно обсуждающих движения в высших эшелонах власти. Никаких сенсаций. Одного генерала заменили на другого.

Многие поспешили порадоваться, многие говорили о победе над системой, но как мне кажется, все куда банальнее. Касымов в должности министра с 12 апреля 2011 года. Получается, его запустили в глубокий космос аж восемь лет назад, это серьезный срок, один из самых длинных в рамках существующей парадигмы власти. Менялись премьер-министры, уходили и приходили его замы, но он сохранял пост и только наращивал количество звезд на погонах. В конце концов, министерство остановилось в развитии. У главы государства был запрос на новые идеи, на трансформацию, но, как известно, любая трансформация начинается со смены руководителя, так как старый иногда просто не может понять, что нужно улучшить, чтобы ничего не менять.

Форма и некоторая открытость не были ответом на системными вызовами. Быстрые расследования скандальных дел не отменяли запроса на их отсутствие, в смысле того простого утверждения, что общество предпочитает предупреждение преступности и безопасность, нежели усердие при раскрытие громких преступлений. Реформа, затеянная несколько лет назад, дала предсказуемый сбой и вызывала уже не просто раздражение сложившимся положением дел, но и грозила массовыми протестами.

Полицейские превратились в подорожники, их захлебнула коррупция, а при росте преступности и низкой раскрываемости это вело к ухудшению климата в целом в стране. Терпеть уже не было сил.

И вот в какой-то момент оставаться просто профессиональным функционером недостаточно. Нужно просто уйти.

Это и произошло. Быстро. Без оглядки. При этом Касымов сохранил доверие главы государства в целом, так как был назначен на более ответственный участок с точки зрения национальной безопасности. Туда, где важны опыт и знания, а также верность принятым на себя обязательствам.

При этом мне кажется, что это не последняя перестановка в правительстве и уже пришло время для большого слома. Я не стану скрывать, что действующий кабинет министров мне нравится, не весь, конечно, но в целом я не могу не признать его сильные стороны. Он строился как команда, без очевидных лидеров, с четким распределением функций. В существующей парадигме Бакытжан Сагинтаев равный среди прочих, но, судя по всему, этого уже недостаточно.

И если исходить из доклада главы министерства экономики, дела в стране в целом идут не так, как хотелось бы. Реформы задыхаются в безденежье, которое, как ни странно, исходит изнутри системы. Не зря Нурсултан Назарбаев подверг критике главу Национального банка.

«Инфляция на уровне 5,3 процента – это хороший показатель. Однако он достигается за счет сокращения объема ликвидности на рынке, а не эффективности экономики. Национальный банк и правительство плохо работают в данном направлении. Изымая деньги, можно снижать инфляцию еще больше, при этом неизвестно, каким образом такое решение отразится на экономике. Вместе с тем следует отметить заметное уменьшение количества долгосрочных кредитов»

Н.А. Назарбаев


Принятая Национальным банком программа привела экономику страны в удручающее состояние. Ей просто не на что развиваться, ее задушили в антиинфляционных объятьях. Искусственно завышенный спрос на национальную валюту и ее изъятие с рынка, конечно позволил снизить инфляцию, но занимая деньги под высокие проценты на рынке, а ставка доходила до 14% годовых, держать деньги в тенге стало настолько выгодно, что спрос на национальную валюту только рос и перетекал из реального сектора в фантомный. Даже доллар пошел вниз. Правда, положительные эффекты имели последствия. Банкам стало невыгодно кредитовать экономику.

Инвестируя в ценные бумаги Нацбанка, они получали стабильный доход без рисков и дополнительных затрат. В конечном итоге изъятие с рынка денежных средств достигло 4,4 триллиона тенге (операции открытого рынка на 25.01.2019), что составляет 21,1% от всех денег в стране (М3 на 12.2018), важно понимать что 4,4 триллиона тенге это деньги не участвующие в экономической деятельности страны.   
Не упоминая о том, что бумаги создавали пустую доходность, так как связанная ликвидность не участвовала в экономике, в увеличении добавленной стоимости, так еще и Нацбанк стал заложником своих инструментов. Не успели они снизить процентную ставку, как процесс развернулся, инвесторы побежали из тенге фиксируя доходность и доллар начал дорожать.
 
На этом фоне забуксовало правительство. Сам кабинет крайне комплиментарный и неконфликтный, поэтому в открытое противостояние вступать не стал, а зря. НБРК в течении трех лет умело перекладывал ответственность за пустые карманы на кабинет. Неразберихи добавила и революция, устроенная в банковском секторе. Скандалы, интриги, расследования. Именно так можно охарактеризовать прошедший период. Это также не могло не сказаться на общем положении дел в экономике. Финансовый сектор замкнулся в себе, перешел на консервативные инструменты, всю возможную ликвидность передавая НБРК

Так что прореженная девальвацией 2015 года, экономика высохла из-за нотной плотины, построенной регулятором. Об этом может свидетельствовать низкий уровень доходов населения, ведь если экономика не растет, не растет и потребление. Нет денег. Если показатели средней зарплаты по стране росли, судя по всему за счет индексированного дохода экспатов, и дошли до отметки в 175 тысяч, то народ нищал. Модальная зарплата, то есть зарплата чаще всего встречающаяся в статистических рядах, 80 тысяч тенге, и какое тут возможно потребление, если только не в кредит.

Перед страной стоит несколько задач, очень важных, прежде всего повышения уровня доходов малообеспеченных, которые сейчас оказали у черты бедности. Предстоит, как мне кажется пересмотр всех экономических индикаторов. Минимальная заработная плата, продовольственная корзина, черта бедности и так далее, все это предстоит увеличить вдвое, как минимум.  И как мне кажется, это будет делать правительство совсем в другом составе и при другом председателе НБРК. Сейчас нужен премьер с зубами, тот, кто будет драться за каждый тенге, за каждый процент роста и будут брать ответственность на себя. При этом взвешенный и равноудаленный.

Помимо прочего, нужно усилить блок отвечающий за информационную политику. Последние перестановки показали, что в запасе у главы государства есть нужные люди и идеи, как выстроить конфигурацию на идеологическом фронте. Очевидно, что у нового главы администрации также есть на этот счет идеи, и для этого не нужны новые программы, достаточно наладить работу в рамках уже имеющихся.

Добавить комментарий