Обвинительный приговор судьям

Как Жакип Асанов готовит общественное мнение к «изменениям» в третьей ветви власти.

Нет человека в Казахстане, который доверял бы судебной системе. Никто не любит судей, считая их воплощением всего самого ненавистного и опасного. Подсудимые, обвиняемые и пострадавшие, проигравшие и выигравшие в недостаточном объеме — у всех есть претензии. У полицейских, прокуроров и адвокатов, у госорганов и простых граждан. И, все это суммировав, так сказать, впитав весь гнев масс, так же к судейскому корпусу относится и Председатель Верховного суда Жакип Асанов. Стоит напомнить, что Жакип Кажманович в судебной системе человек чужой, извне, так сказать, и политических тонкостей, присущих этой ветви власти, не понимает. Будучи в первую очередь обвинителем всю свою сознательную жизнь, а прокуратура иной функции и не приемлет, баланса не чувствует и, судя по всему, не приемлет. При этом, он один из не многих высших должностных чинов, который понимает силу паблисити и значения положительного имиджа.

Его публичные выступления всегда привлекали большое внимание. Сопровождались бурными аплодисментами. Он единственный прокурор, который говорил о справедливости и бил своих, чтобы чужие боялись.

Вот он обещает провести масштабную чистку в рядах прокуроров:

«Мы всех сотрудников будем делить на «двоечников» и «отличников». От «двоечников» мы должны избавляться, очень дорого нам обходится их нахождение в системе».

Как можно понять, никто ни от кого ничего не отчистил, но слова-то какие – громкие.

А вот говорит о смене статуса:

«Некоторые считают нас карательным органом, но прокуратура сегодня, прежде всего, правозащитный орган».

При этом, ничего не поменялось, и Асанов ушел менять судебную систему, со свойственным только ему умением выглядеть перед камерами прекрасно.

Председателем Верховного Суда он был назначен 11 декабря 2017 года и с самого начала говорил о необходимости реформ. Судьи его слушали, да не слышали, это же не прокуроры, которых можно взять и уволить. Несмотря на все подковерные игры и возможность изводить представителей фемиды не явными способами, формально судьи являются независимыми. Все организации имеют фактически совещательный статус, все эти пленумы, собрания и прочие, по сути, формальность. Первая же статья в конституционном законе о статусе судей гласит:

«Судьи при отправлении правосудия независимы и подчиняются только Конституции и закону. Не допускается принятие законов или иных нормативных правовых актов, умаляющих статус и независимость судей. Какое-либо вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия недопустимо и влечет ответственность по закону. По конкретным делам судьи не подотчетны».

Это очень важно понимать. «По конкретным делам судьи не подотчетны». Нравится нам это или нет, но так система настроена. Поэтому существуют процедуры. Кассации, апелляции, инстанции, позволяющие балансировать и не допускать возможных перекосов, но в целом судьи принимают решения исходя из собственного убеждения. И если судья принципиален, то влиять на его решение невозможно.

Все тот же закон о статусе судей в статье 23 говорит, что «судьи всех судов Республики Казахстан обладают единым статусом и различаются между собой только полномочиями». Это тоже важно для понимания ситуации. По сути, третья ветвь власти – это равные среди равных, назначенные президентом, и они могут быть разжалованы только «постановлением Сената Парламента Республики Казахстан – в отношении Председателя, судей Верховного Суда – по представлению Президента Республики Казахстан и Указом Президента Республики Казахстан – в отношении председателей судебных коллегий Верховного Суда, председателей, председателей судебных коллегий и судей местных и других судов». Причин лишения статуса судьи не много и все они четко оговорены.

Все это к чему? Жакип Асанов провёл расширенное совещание судей по итогам первого полугодия 2019 года.

«Идёт непростая и целенаправленная работа, цель которой – качественный прорыв правосудия», – и далее уточняет, что «судьями становятся по блату или за деньги, судьи идут на поводу правоохранительных органов, суды интересы госорганов ставят выше человека – эти мнения не надуманные, так как они долгое время у всех на устах и многие не верят, что такая ситуация может измениться».

Очень знакомо.

«2020 год станет началом качественного прорыва правосудия. Необходимо избавиться от обвинительного уклона и внедрить новую методику очистки судейского корпуса от непрофессиональных, подверженных коррупции судей».

Судя по всему, он уже начал, при чем как-то странно. 28 июня на пленарной сессии Верховного суда были представлены две вакансии — главы городского суда и председателя коллегии по уголовным делам Алматы. По закону это возможно лишь в том случае, если место освободилось. Как говорилось ранее, вариантов там не так уж и много: добровольный уход в отставку, отстранение указом президента, смерть судьи, – но, в конечном итоге, место, на которое назначают нового судью, должно быть вакантно. При этом данных об отстранении, увольнении или добровольной отставки на день собрания не было. Участвующие в пленарном заседании коллегии проголосовали за предложенную кандидатуру Нурсерика Шарипова, прекрасно зная, что Абдиканов остается действующим председателем городского суда. При этом, как мы поняли из слов председателя городского суда Абдиканова, он на коллегии не был. Получается, что все, кто присутствовали на голосовании, не просто нарушили этические нормы, но и полностью проигнорировали законы республики и правила назначения на должности. Таким образом, Верховный суд чуть ли не в полном составе дискредитировал себя, нарушая все допустимые нормы и законодательство.

При этом совершенно не важно, о ком идет речь: об Абдиканове или любом другом судье, – если Жакип Асанов именно так видит для себя будущее судебной системы. Когда в нарушение всех норм, процедур, в конце концов конституционного закона, будут сниматься и назначаться судьи, то такая система куда более опасна, чем сложившаяся сегодня. Хочу повторить, что «Судьи при отправлении правосудия независимы и подчиняются только Конституции и закону. Не допускается принятие законов или иных нормативных правовых актов, умаляющих статус и независимость судей. Какое-либо вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия недопустимо и влечет ответственность по закону. По конкретным делам судьи не подотчетны». Таким образом, Председатель сам того не понимая, нарушает сложившийся порядок. В судебной системе никто ни за кого не отвечает. Областной судья не несет ответственности за судью в районе, взявшего взятку и пойманного с поличным, потому что он не его подчиненный. Он может изучать его деятельность на предмет законности, давать рекомендации, методически обогащать, но ничего с ним сделать не сможет.

По некоторым данным, конфликт по суду города Алматы и его главе не окончен. Этот вопрос пытаются решить любыми возможными способами. Ибо решение уже принято. При этом, упускается из виду одна деталь: любое дальнейшее решение не имеет смысла, так как до сих пор не решен главный вопрос – не устранены последствия принятого на пленуме решения о назначении нового председателя городского суда. Нет протокола собрания, в котором все судьи, проголосовавшие «за» назначение нового руководителя, расписались. И постановления об отмене этого протокола, как незаконного и не соответствующего Конституции и конституционному закону о статусе судей.

Судебная система нуждается в изменениях, и все предпосылки для этого есть. Есть хорошие законы, позволяющие судьям оставаться справедливыми и в безопасности. Есть общество, которое нуждается в этой самой справедливости. Нужна воля и смелость, но этого приказами не добьёшься. Здесь нужен пример и ощущение плеча. И когда председатель ВС, возможно, не понимая самой основы третьей ветви власти, принимает решения, существенно ее дискредитируя, то надеяться на изменения не приходится.

В качестве послесловия. Готовится материал об обращении к президенту почти сорока кандидатов в судьи. Еще 6 марта 2018 года Высшим Судебным советом Республики Казахстан для назначения в судьи рекомендован 41 кандидат. В сентябре 2018 года только на троих состоялся Указ, а оставшиеся 38 кандидатов находятся в подвешенном состоянии. И это при тотальной нехватке судей. Возможно, это происходит потому, что глава Верховного суда считает, что «судьями становятся по блату или за деньги».

Добавить комментарий