Почему сократить добычу нефти добровольно не возможно

Большая политика это история про пустые обещания и собственные интересы. Именно это препятствует синхронности мер, даже если все заинтересованные лица достигли консенсуса. Например соглашение о сокращении добычи нефти внутри стран ОПЕК было подписано 30 ноября 2016 года в Вене. Тогда договорились сократить нефтедобычу на 1,2 миллиона баррелей в сутки. После долгих консультаций 10 декабря к договору присоединились еще 11 стран не входящих в организацию, так сказать как говорят «Плюс». Они добавили к 558 тысяч баррелей, которые должны были привести к если не к серьезному повышению, так хотя бы к стабилизации рыночных цен.

Мы, как и наши партнеры по ЕАЭС также подписали данное соглашение. Казахстан обязался сократить добычу на 20 тысяч баррелей в сутки, Россия взяла на себя повышенные обязательства — 300 тысяч баррелей. Если посмотреть ретроспективу, то с поставленными задачами договор «ОПЕК Плюс» справился, цена подросла. При этом, очевидно открыла слабые стороны подобных договоров. В частности, очевидное сокращение доходов, особенно чувствительное, когда на пороге открытие новых больших месторождений. У Казахстана был вопрос по Кашагану, который начинал коммерческую добычу.

Главное, что никто не будет в состоянии долго удерживаться от соблазна не наращивать добычу, так сказать в тихую. Никто не застрахован и от появление новых игроков, тех, кто не входит в договоренности и не имеет обязательств. В целом же, помимо краткосрочных факторов, есть и глобальные тренды, например сокращение роста экономики или тренд на сокращение потребления углеводородов, которое стимулирует максимальное извлечение выгоды, пока это еще возможно.
Изначально говорил, что Казахстану нет смысла ввязываться в эту разборку тяжеловесов. Наши объемы хоть и ощутимы, но не столь значимы для рынка, при этом правильнее было бы использовать сокращение как повод выйти на новые рынки сбыта. Да и все тот е Кашаган будет давить, нельзя же взять все и бросить. Впрочем так и получилось. Даже незначительные ограничения нам противопоказаны. За 11 месяцев текущего года добыто на 3 миллиона тонн нефти больше даже прогнозируемых объемов. Общий объем добычи нефти и конденсата составил 82,4 миллиона тонн. Фактический рост на 4,9% к соответствующему периоду 2017 года и плюс 3,8% к плану на 11 месяцев этого года», сказал он на заседании правительства. Всего же в этом году планируется добыть 87 миллиона тонн нефти.

На сегодня Кашаган дал 12 млн тонн, это больше на 20,6%, чем планировалось, на Тенгизе – 25,9, это на три процента больше, впрочем рост есть и Карачаганак, 1,5 процента. В реальном исчислении 11,1 млн. тонн. Ну и так далее. Сейчас активно обсуждается очередной раунд сокращения добычи странами ОПЕК и присоединившемся к ним, но очевидно что разговор не клеится. Никто своих обещаний не выполнил по настоящему. Нет, первое время все усиленно делали вид, что затягивают пояса, точнее перетягивают трубы, но результат мы видим. Нефть поднялась в цене не благодаря договору, а вполне себе по законам Элиота, на настроениях и эгоизме биржевиков.

Если расценивать подобные соглашения как способ оказаться в центре событий и посидеть за одним столом, то это вполне себе стратегия, но ничего хуже не работает на реноме страны, как не выполненные ей обещания, даже если они в стиле «мамой клянусь».

И помните, целое куда проще для понимания, чем равная сумма частей.

Добавить комментарий