Почему требования рабочих-нефтянников пока невыполнимы.

Нефтяную отрасль страны лихорадит. На забастовки выходят все больше рабочих во всех нефтедобывающих регионах страны. Главное требование – повысить зарплату. Почему требования рабочих пока невыполнимы.

Действительно, СМИ пестрят заголовками о забастовках рабочих, как никогда раньше. Недовольные уровнем заработных плат на уровне 150-200 тысяч тенге, рекордными для других регионов, а также условиями труда, нефтяники пытаются задать новые правила, но, к сожалению, могут разрушить отрасль целиком, ведь сначала нужно поменять правила игры в целом.

Нефть добывают в объемах и продают по ценам, соответствующим рыночной обстановке. Последние годы цена редко поднималась выше 60 долларов за баррель, а спрос падал. Пандемия уронила спрос еще сильнее, а цена держится только за счет титанических усилий стран производителей, создающих искусственный дефицит.

Лучше всего это демонстрируют налоги. Крупнейшие производители в 2020 года сократили их отчисление. Главный донор страны «Тенгизшевройл», более чем в два раза, «Мангистаумунайгаз» втрое. «Эмбамунайгаз» и «СНПС – Актобемунайгаз», «Озенмунайгаз», «Казгермунай» в двое Карачаганак» на треть. При этом, содержание и эксплуатация быстро устаревающих скважин и оборудования, выплаты в бюджет, только растут.

(«Тенгизшевройл» перечислил в бюджет 999,1 млрд тенге, тогда как годом ранее его налоговые отчисления были в размере 1,9 трлн тенге. Разница более чем в два раза. «Карачаганак» сократил свои платежи на треть с 617 до 402 млрд тенге. «Мангистаумунайгаз» провалился втрое с 366 до 143 млрд тенге. «Эмбамунайгаз» более чем в двое – 91,8 млрд тенге против 194,8, аналогично дела и у «СНПС – Актобемунайгаз» – 89 млрд тенге против 154,7 млрд тенге, «Озенмунайгаз» – 85,1 млрд тенге против 177,3 и у «Казгермунай» – 69,8 млрд тенге против 124,2 млрд тенге).

Помимо прочего, практически каждый недропользователь, несет обязательства по поставкам нефти на внутрениий рынок. После реконструкции НПЗ этот показатель увеличился до 65-70% от общего объема добычи, при том, что стоимость нефти на внутреннем рынке жестко регулируется государством для поддержания рекордно низких цен на топливо.

Тем временем цена на бензин с 2016 года поднялась со 130 до 150 тенге за литр, при том, что была практически трёхкратная девальвация, а инфляция за эти годы более 200 процентов. Выросли акцизы, поднялись услуги хранения и транспортировки. А еще отрасль на распутье. Грядет гармонизация налогов в рамках ЕАЭС, а если цену прикажут держать, то решение будет только в удержании цен на сырье. Нельзя сказать, что государство ничего не делает для поддержки требуя от нефтяников «потерпеть». Был принят пакет мер, обеспечивающих поддержку производителей, правда их срок закончился. Дальнейшее субсидирование внутреннего рынка убьет отрасль,.

Экспорт едва покрывает текущие расходы, без возможностей инвестирования. Цена нефти, поставляемой на внутренний рынок страны, вовсе осуществляется на уровне ниже себестоимости. Да, низкие цены на топливо психологически удерживают восприятия кризиса, как, впрочем, и цены на коммунальные услуги, которые так же толком не индексировались со времен большой девальвации.

Нужен открытый внутренний рынок нефтепродуктов, на котором, как сырье, так и конечный продукт будет закупаться по рыночным ценам, а налоги будут накидываться сверху. Сейчас это вопрос выживания.

Добавить комментарий