Почему выросла цена на дизельное топливо

Экономика чем-то похожа на время. Все в ней имеет причинно-следственные связи, а любое грубое вмешательство в процессы, с любой стороны, может привести к катастрофе и разрывам. И не важно, есть ли благие намерения, просчитываются ли последствия и кто это делает – государство или лоббисты. Бывает, что вмешательство кажется необходимым и неизбежным, делается во благо и в надежде защитить, и вроде все так и есть, но, как говорит пословица, гладко было на бумаге… Так случилось с повышением цен на дизельное топливо. В СМИ и социальных сетях появилась критика, что за этим кроются длинные руки “нефтяных королей”, которые мечтают обогатиться за счет крестьян. При этом никто не утруждался анализом ситуации.

Для начала. Ежегодно министерства энергетики и сельского хозяйства формируют графики поставок дизельного топлива для нужд сельхозтоваропроизводителей в период проведения посевных и уборочных работ.Ориентировочно объем потребности в дизельном топливе, предоставляемый регионами, примерно одинаков и составляет около 750 тысяч тонн в год, около 16 процентов от общего объема потребления дизельного топлива в РК. Сильных колебаний не случается, ведь площадь посевов примерно одинакова.

Таким образом, на заказанный объем фиксируется стоимость топлива, причем на весь период проведения работ, как весенних посевных, так и осенних уборочных. 

Так, в марте–мае текущего года дизельное топливо для нужд фермеров реализовывалось по цене 156–161 тысяча тенге за тонну, в пересчете на литр – 129–133 тенге, правда, в цену не входила стоимость логистики до места потребления. При этом рыночная стоимость дизельного топлива весной составляла 180–185 тысяч тенге за тонну, или 149–154 тенге за литр. Таким образом, скидка для сельчан в период посевной составляла около 15 процентов от рыночных цен.

Очень важно отметить, что задачу по обеспечению казахстанских фермеров фактически субсидируемым топливом помимо Национальной компании “КазМунайГаз” решают и частные фирмы. При этом формирование стоимости сырья, как и стоимости услуг по его переработке на НПЗ, регулируется рынком, и скидку на процессинг переработчики не предоставляют, как и нефть не прогинается под интересы аграриев. Не становятся меньше налоги и сборы государства для тех, кого обязали, так сказать, помочь селу. Таким образом, к осени цена дизельного топлива немного изменилась и оказалась в диапазоне 180–181 тысяча тенге за тонну, или 146–147 тенге за литр, при текущих рыночных ценах скидка для крестьян сохранилась на уровне 15 процентов от рынка.

Понятно, что нужно объяснить, что изменилось и чем обусловлен текущий рост цен на дизельное топливо на казахстанском рынке? Так, повышение стоимости услуг по переработке нефти на НПЗ РК моментально отразилось на стоимости конечного продукта. С августа на Атырауском нефтеперерабатывающем заводе процессинг нефти подорожал с 31,4 до 37,4 тысячи тенге за тонну, на Павлодарском – с 16,3 до 22,5 тысячи. При этом производственные мощности после реконструкции заводов еще не работают на все сто процентов, и Казахстану приходится обращаться на внешние рынки для покупки товарного дизеля, чтобы компенсировать зарезервированные для потребностей сельчан объемы, что в конечном итоге существенно влияет на рост цен. В России отпускные цены значительно выше.

Государство тоже внесло свою лепту в рост. Так, с 1 июля ставка акциза на дизельное топливо выросла с 540 до 9 300 тенге на тонну, что на литр легло в размере 7,5 тенге против 0,4 тенге ранее.

Каждая из названных причин влияет на конечную стоимость продукта. Подорожавший процессинг дает рост в среднем по пять тенге за литр, но компании можно понять. Буквально недавно они закончили реконструкцию, которая была осуществлена за заемные деньги, и теперь по долгам нужно платить, сложно было рассчитывать на то, что стоимость переработки не поднимется. При этом сценарий реализован далеко не до конца, на стоимость переработки влияют не только долги, но и инфляция, которую необходимо догонять. Про повышение налогов и говорить не стоит.

А вот про стоимость нефти, которая в цене топлива занимает пусть и незначительную, но все же величину, нужно остановиться подробнее. Так, тонна сырья с начала года подорожала

При этом недропользователи поставляют нефть для переработки на внутренний рынок по ценам, существенно ниже рыночных. В западных регионах РК скидка на нефть, поставляемую на переработку на АНПЗ, составляет околона тонну от потенциальной цены ее экспорта. Тогда как для сохранения экономики переработки нефти, насыщения рынка РК нефтепродуктами, обеспечения притока инвестиций в процессы разведки, бурения и добычи нефти необходимо соблюдение рыночных паритетов.

Нужно принять тот факт, что нефтяная отрасль, которая на протяжении многих лет выступала локомотивом казахстанской экономики, обеспечивая львиную долю доходов бюджета страны, теперь такой не является. В период роста рынков углеводородов казахстанские нефтяные компании обеспечивали исполнение многих социально направленных программ, обеспечивающих развитие прочих отраслей экономики, включая сельское хозяйство. Но все изменилось, сегодня нефтянка – это не “курица, которая несет золотые яйца”, это обычная отрасль экономики, у которой есть свои потребности. Останавливаются программы, направленные на разведку новых месторождений, бурение новых скважин, снижаются инвестиции в геологоразведку.

Но государство отказывается на это обращать внимание, оно по-прежнему рассматривает отрасль в качестве донора. Хотя для сохранения эффективности добычи нефти недропользователи должны наконец-то получить право распоряжаться добытым сырьем исходя из собственных потребностей. Если невозможно поднимать цены для внутреннего рынка, нужно увеличение объемов экспорта. Удовлетворение же потребностей населения и экономики дешевым топливом должно осуществляться не за счет убытков нефтяников, а за счет снижения аппетитов самого государства. Если к этому в правительстве не готовы, то, как говорится, смотри пункт первый – нужно вести речь о формировании рыночных цен на конечные продукты, иначе лет через пять добывать уже будет нечего.

Что касается села и дотирования сельхозтоваропроизводителей через скидки на дизельное топливо. Мониторинг потоков продукта показывает, что ежегодно около 20–25 процентов распределяемого льготного дизельного топлива в итоге оказывается в рынке и перепродается тем же аграриям по рыночным ценам. То есть фактически выходит, что нефтяники скидку предоставили, а конечные потребители ее не получили, она осталась где-то посередине цепочки. Вопрос у аграриев должен быть адресован не к нефтяным компаниям, а к региональным операторам, которые получают льготный дизель в полном объеме. Отпуск дизельного топлива по запросу министерства сельского хозяйства осуществляется в приоритетном порядке, под жестким контролем и с ежесуточным предоставлением отчетов.

Так уж сложилось, что развитие сельского хозяйства требует больших инвестиций и является больше жизненной необходимостью, нежели источником дохода. Во многих странах, в том числе и в Казахстане, разработаны и реализуются программы поддержки и субсидирования села, такие как возмещение расходов крестьян на семенной фонд, льготное кредитование на приобретение техники. Но не все программы работают эффективно. В России, как и в Казахстане, существовала практика распределения льготного дизельного топлива для аграриев, от которой в итоге отказались. Решено было пойти более простым и прозрачным путем возмещения части расходов на приобретенное по рыночным ценам дизельное топливо. Это более чем справедливо и отражает реальную картину в потреблении топлива конкретным хозяйством.

Добавить комментарий