Послезавтра. Тотальное обнуление казахстанской экономики.

Если Правительство и Президент этого еще не поняли, то у меня к ним один вопрос, а если поняли и не говорят, то другой.                                 

Власть совершенно неадекватно воспринимает природу кризиса. Это вывод напрашивается сам собой после прочтения очередного постановления правительства, которое идеологически направлено на смягчение последствий для бизнеса от введения карантина, но на самом деле лишь имитация заботы. Введение нулевого коэффициента к ставкам налогов и социальных платежей, таких как ИПН, удерживаемого у источника выплаты; ИПН, уплачиваемого самостоятельно лицом, занимающимся частной практикой; социального налога, ОПВ, ОППВ, социальных отчислений, взносов и отчислений на ОСМС, за исключением уплачиваемых индивидуальным предпринимателем за себя.

Как бы это помягче сказать? Эта профанация! Налоги исчисляются с зарплат, которые предприниматель в состоянии и собирается заплатить. Но по результатам апреля, 80% бизнеса просто не действовало. Предполагается, что капиталист в кризисной ситуации, для сохранения эфемерного будущего, которое не известно когда наступит, будет выплачивать содержание отправленных по домам работникам. При этом, власти отказываются от самого незначительного налога, с надеждой, что бизнес почувствует заботу и никого не уволит. На кого рассчитан этот балаган? Мы наблюдаем конец Уберализма. Экономика – это экосистема. Которая выстраивается десятилетиями, под влиянием глобальных трендов, технологий, взаимоотношений между людьми, растущей платёжеспособностью и спросом. Даже те, кто питали надежду выжить на выстраивании дистанционных процессов, сталкиваются с реальностью, в которой спрос на возможные их услуги падает или исчезает вовсе. В условиях остановки всего и вся и тюремной изоляции, исчезает потребность во всем. Даже на базовые и незыблемые казалось бы вещи.

Более того, остановка ведет к переосмыслению. Некоему философскому выводу – человек может обходится малым. Он может не одеваться, не путешествовать, не смотреть кино в кинотеатрах, не пить кофе, не ходить в рестораны, не садится за руль ради движения, способен сам себе готовить даже самые сложные блюда. Даже обучение может быть дистанционным и после незначительных настроек и адаптации, надобность в школе в ее классическом понимании, может исчезнуть. История про крафтовые товары разбивается об обесценение важности уникальности. Минимизация рисков ломает через колено идеологию стартапа и целого огромного кластера. Тысячи и тысячи гениальных оптимизаторов процессов не нужны, потому что процессов больше нет. В конечном итоге может отпасть теория маркетингового устаревания. Когда товары делаются заведомо более низкого качества, чем то возможно, а улучшения делаются ради нового витка продаж и загрузки слишком больших мощностей.

Остаются базовые потребности в еде, удобствах и связи, правда остается вопрос, как за все это платить, если доход будет сокращаться. Надеяться на резкий рост экономики после выхода из кризиса не стоит. Люди выйдут из карантина без денег. Все. И сейчас бизнес принимает для себя самое правильное решение. Самоуничтожится, чтобы сохранить финансовый потенциал на возможное восстановление при удобном тренде.

В рамках такой парадигмы, предоставленные правительством «льготы» кроме умиления ничего не вызывают. Точно так же можно смотреть на пятилетнего ребенка, который предлагает простое решение после подслушанного между родителями разговора. Нормальный человек, сохранивший инстинкты, этими преференциями не воспользуется, потому что смотрит дальше своего носа, а тот, кто воспользуется геройски «умрет», жертвуя будущим своих близких, ради сомнительного счастья быть похваленным бывшими работниками в день получения зарплаты, но рано или поздно будет предан анафеме, когда все же вынужден будет отправить всех на улицу.

Для понимания. Мы переживаем по сути Третью мировую войну. Со всеми вытекающими. Да, на нас не падают бомбы, потому что мы всем миром в эвакуации, но пугающие сводки с полей есть. Не разрушаются здания, но разрушается экономика. Есть мобилизация и массовое производства оружия, в виде масок, и прочей медицинской атрибутики. Строятся госпиталя для «раненых». Готовятся специальные кладбища для умерших. При этом, мир несет колоссальные экономические потери, как если бы шла настоящая война.

Правительству нужен куда более действенный план, нежели вымышленные льготы, для агонизирующего предпринимательства. В рамках сервисной экономики, выстроенной вокруг нефтяной трубы, при иссушении этого живительного источника, все будет иначе. Сейчас нужно осознать, что эксперты, министры, вице-министры, специалисты, в массе своей плохо учились в институтах, как и все они прогуливали лекции, пили, волочились за юбками или страстно влюблялись, но уж точно не читали дополнительной литературы, а главное игнорировали историю и теперь плохо понимают, что такое экономика, бизнес, и как все устроено на самом деле. Не в красивых презентациях, не в выковырянных из носа инновациях, не в вымышленных точках возможного роста, презентационной экономики, а в реальности, где конкуренция, где рвут за каждый доллар, где все зарабатывается реальным трудом, а не имитацией.

Первым делом, нам нужно понять страну, провести ревизию реального сектора. Если мы наберем пару сотен эффективных предприятий, не встроенных в пирамиду перераспределения бюджетных или нефтяных денег, что по сути одно и тоже, нам повезло. А так, очевидно, что страна вернулась в «Начало» и предстоит пересмотр – чудовищное сокращение аппарата, отказ от программ развития, от искусственной занятости, банкротства, банкротства и банкротства. У нас были шансы научиться всему в 2008 и в 2014, но мы выводов не сделали, теперь выводы сделают за нас. Вместо этого, нам подсовывают меры поддержки нужных компаний, связанных, так или иначе с крупными игроками, которых и так всегда поддерживали. Но, накопленные деньги быстро кончатся, долги начнут требовать, капиталы выводить. В общем, тотальное обнуление и если Правительство и Президент этого еще не поняли, то у меня к ним один вопрос, а если поняли и не говорят, то другой.                                   

Послезавтра. Тотальное обнуление казахстанской экономики.: 2 комментария

  1. Извините, а «послезавтра» — это метафора, либо что-то конкретное? Если конкретное ожидание события, то что имеется в виду?

  2. Красивые презентации, выковырянные из носа инновации, высосанные из пальца точки роста, вывернутые дырявые карманы и пришибленные драйверы роста.

    Самозанятая и трудоустроенная безработица, богатое и процветающее безденежье, высокообразованные и дипломированные неучи, высокопроизводительные и инновационные барахолки, высокодоходные внешние долги.

Добавить комментарий