Самрук за Казына

Если есть предприятия градообразующие, то «Самрук-Казына» предприятие странообразующее. Проблематично даже посчитать степень его влияния на экономику страны. Вокруг мегаструктуры крутится практически все. И если количество дочерних компаний хотя бы можно посчитать, то понять сколько с холдингом аффилированно в целом не представляется возможным. По сути, в Казахстане два источника занятости, это бюджет и квазигоссектор.

При этом, «Самрук-Казына» до недавнего времени, была одной из самых закрытых организаций. Даже правительство, которое традиционно славилось своей неприступностью, уже несколько лет взяло курс на прозрачность и каждый вторник журналисты имеют «доступ к телу» любого министра, что иногда приводит к курьезам.

Ситуация начала меняться с приходом Есимова. Был сделаны первые шаги на встречу, так сказать начат диАлог с обществом. И первым, что всплыло, скандал с финансированием профессионального спорта. Там фактически существовал альтернативный бюджет, сопоставимый с тем, что государство ассигновало на спорт. Тратить пока меньше не стали, но контроль за бюджетами, был выведен из серой зоны и есть надежда, что деньги все же будут отправлять, по назначению в казну.    

Было и заседании Совета по управлению фондом, на котором Есимов представил свою стратегию развития на ближайшие 10 лет — три стратегические цели — эффективность компаний, управление портфолио и устойчивое развитие. И к ним четыре стратегические инициативы. Модернизация структуры, диверсификация прибыли, усиление корпоративного управления и устойчивость. Все достаточно просто, как в PowerPoint, пара стрелок, три четыре фотографии из Shutterstock.

И вот первая большая пресс-конференция, на которой фонд попробовал отчитаться о проделанной работе. По мнению присутствующих, уже есть положительные результаты. Количество дочерних компаний холдинга сокращено с 359 до 312. Продали 15 активов на сумму 28,5 млрд тг,  впереди  продажа еще 51 актива и выход из 102 нестратегических активов.

Самрук делает большую ставку на IPO трех национальных компаний, что лично на мой взгляд, позволяет просто делать хорошую мину при плохой игре, нежели меняет структуру экономики. Продажа небольшой части акций, да еще и не конкретному инвестору, не определяет изменения курса, и не перераспределяет контроль над компаниями. Так что IPO это больше про  пиар.

Тем временем мы все ждем отчетности некоторых компаний, таких например как Qazaq Air, которые уже несколько лет приносят многомиллиардные убытки, которые пытаются замаскировать под инвестиции.

Теперь о цифрах.

Фонд заявил, что по операционной прибыли идет с опережающим графиком. Так, годовой план выполнен уже на 78%. При этом, представители Самрук не уточнили, за счет чего достигнут такой невиданный рост показателей. Собрать на 43 процента больше чем годом ранее, фактически ничего не меняя, для этого нужна либо беспрецедентная активность, либо благоприятная конъектура цен на основные производимые товары. Последнее, на мой взгляд ближе к истине, ведь речь идет о валовых поступлениях наличных от продаж, а не о чистом доходе, который показал бы эффективность.        

При этом, даже такие растущие показатели, не способны радовать по настоящему, особенно если знаешь положение дел в целом. Так, если исходить из отчетов счетного комитета и разъяснений Министерства финансов, которые они дали порталу Информбюро, в 2017 году АО «ФНБ «Самрук-Қазына» получило прибыль в 454,5 млрд, из них было выплачено государству дивидендов на 11,9 миллиардов тенге. При этом общая сумма долга по итогам 2017 года составила 9,8 триллионов тенге с ростом на 6% относительно прошлого года. Основным заёмщиком тогда стал «КазМунайГаз», нарастив долг до триллиона тенге. Тем самым чистый доход фонда почти в 22 раз меньше, чем задолженность перед кредиторами.

Получается, что при таком раскладе, только чтобы отработать долги, нужно 22 года. Понятно, что за первое полугодие 2018 года Фонд несколько сократил суммарный внешний долг, тот же «ҚазМұнайГаз» погасил международные облигации на сумму $1,6 млрд, АО «Самрук-Энерго» 39 миллиардов тенге, но не совсем понятно, это операционная прибыль, или речь идет о перераспределении долговой нагрузки.

Да и планы перенаправить досрочно изъятые замороженные депозиты в виде займов в портфельные компании «Самрук-Қазына», больше говорит, о том, что дорогие валютные внешние займы, собираются менять на дешевые. И в смысле процентного содержания, и в смысле возврата. Ведь никто не спорит, что занимать в тенге на долгий срок и под минимальный процент, куда удобнее. Получая чаще всего валютную выручку Фонд в отдаленной перспективе будет должен все меньше и меньше.

Другой вопрос, что за такой финт кто-то заплатит, но с этим будут разбираться уже будущие поколения.При этом, споры среди экспертов о резонности такого метода управления государственными активами продолжаются. Существуют два варианта управления компаниями с государственным участием, либо через такие как «Самрук» квазигосударственные системы, либо напрямую, через уполномоченные министерства. И там и там есть риски, но то, что содержание фонда, ведущий фактически альтернативный бюджет обходится дороже, а деньги от его деятельности не поступают на счета правительства и остаются в распоряжении Фонда, факт.

Добавить комментарий