Суд как приговор.

Когда нет правосудия, народ начинает требовать расправы и, как ни странно, получает ее.

Это незамысловатое правило, которое, как кажется, касается только преступников. Ведь законопослушный гражданин не может оказаться в «известных» обстоятельствах, в конечном итоге превращает закон в средство. И наравне с оголтелыми преступниками в качестве «баланса» все более жестокие наказания получают те, кто возможно заслуживает снисхождения. Принцип равенства наказания разворачивается в сторону его утяжеления, меняются и трактовки событий. Чуть ли не каждый день обществу становятся известны обстоятельства вопиющих преступлений. В этот момент становятся слышны отчетливые сигналы – расправа! И это при том, что уголовный кодекс страны и так чрезмерно жесткий и в него на таких волнах праведного гнева внесены уже такие поправки, и он имеет в себе такие статьи, что в его орбиту может попасть любой и по самому нелепому поводу, но требования крови не утихают.

Никто не задумывается о первопричинах преступлений, предупреждения их. Никто не верит силовикам, что они способны на это, способны вовремя принимать нужные решения, не брать взяток и не замыливать дела. Никто не верит в то, что в основе преступлений лежит существенное расслоение общества, свойственное идеалам капитала и никак это не изменить. Поэтому взамен требуют не суда, а судилищ, пусть даже над виноватыми, не следствия, а разборок, пусть даже с очевидными преступниками.

Дело Дениса Тен, не только одно из самых резонансных, но и самых показательных – как больно общество в целом. Как поражено вирусом отмщения, проецируя свой гнев на окружающий мир на людей, которые разрушили их иллюзорную картину этого мира. Эти толпы на похоронах спортсмена, селфи на фоне гроба, унисонное завывание и публичное заламывание рук и конечно приговор преступникам, на угоду толпе.

Хочу сразу сказать, что я не пытаюсь давать оценку значимости Дениса Тена в первую очередь как гражданина, спортсмена, как гордость государства приносившего славу и известность стране. Для меня он в первую очередь человек. Его убили в уличной драке, как погибают десятки, а то и сотни людей ежегодно. Так погибают в Нью-Йорке и Лондоне, в Париже и Мехико, Москве и Торонто. Я не могу давать оценку доводам матери, убитой горем, понять которое не в силах никто, кроме тех, кто подобное горе пережил. Она просто не в силах принять факт стечения обстоятельств — её сын погиб в уличной драке. Это отрицание бессмысленности смерти из-за зеркал какой-то автомашины. Верить в то, что это заказное убийство проще, чем в бессмысленность трагедии. Он не был бизнесменом и не мог попасть в сферу чьих-то интересов, у него были влиятельные друзья, которые могли решить любой его финансовый вопрос, даже не задумываясь.

И все таки, кому выносили приговор? Уличным убийцам или обществу в целом?

Недавно СМИ распространили мнение адвоката Джохара Утебекова, который заявил, что, по его мнению, следователи, а затем и суд неправильно квалифицировали действия подсудимых.

«Кудайбергенова посадили на 18 лет из-за общественного резонанса. Его и Киясова не должны были судить за убийство, потому что удары (ножом. – Авт.) в ногу, которые повлекли гибель человека, образуют состав статьи 106, часть 3, УК РК – «Умышленное нанесение тяжкого вреда здоровью, повлёкшего смерть по неосторожности», а не состав убийства. Если бы не было общественного резонанса, то им вменили бы статью 106, и то только тому, кто нанёс удар, – Киясову. Это самый классический случай применения этой статьи: удар ножом, заточкой в бедро, ягодицы, когда страдает бедренная артерия. Я ни разу не слышал, чтобы при таких обстоятельствах привлекли за убийство».

Максимальный срок, предусмотренный статьёй 106, часть 3, УК РК составляет 12 лет лишения свободы. И только тому, кто нанес удар, но они оба получили 18 лет лишения, и судья увидел умысел в действиях подсудимых. Я уже не говорю про реальный срок за недонесение. Жанар Толыбаева, будучи мамой с малолетним ребенком и на сколько я понял еще и беременной получает срок, по статье, которую раньше даже толком и не применяли.

Я пишу это все не потому, что не считаю смерть Дениса Тен трагедией, но я против судилища. В эти же дни в уличной драке около клуба погиб КВНщик, его так же ранили в ногу, и он истек кровью. Но я не думаю, что убийца получил 18 лет. В драке за уголь погиб спортсмен, его ударили по голове. И этот список можно продолжать. Принцип, заложенный в уголовный кодекс, – это принцип равноприменения закона. Принцип, когда при одних и тех же обстоятельствах судья должен толковать закон одинаково. После того решения уголовная система должна полностью пересмотреть свое отношения к подобным преступлениям и все инкриминировать как умышленное убийство.  В сторону ужесточения вслед за этим должны уйти и другие статьи и так по цепочке.    

Как бы ни было тяжело, правосудие должно оставаться беспристрастным. Его задачи исправлять системные ошибки общества, расставляя все по местам, а не мстить от его имени  Удовлетворив жажду мести однажды, оно будет делать это снова и снова.       

Добавить комментарий