Такой СЭР нам не нужен!

Месяц назад депутаты из фракции «Ак жол» обратились с запросом в Генпрокуратуру с просьбой провести проверку правомерности возбуждения уголовных дел в отношении предпринимателей, основанных на заключениях посторонних специалистов. Судя по всему, количество сфабрикованных на основании сомнительных экспертиз достигло такого объема, что встал вопрос об угрозе предпринимательства в целом. Одно из требований партийцев — прекратить такие дела. Можно было бы предположить, что активность партии, связана с надвигающимися выборами и желанием получить голоса избирателей, если бы не одно «но» — Генеральный прокурор по результатам проверки вынужден был согласиться с озвученным заявлением и попутно рассказал о незаконных действиях сотрудников СЭР, как очевидно ставших нормой.

Минфину, как курирующему СЭР ведомству внесено представление об устранении нарушений законности и потребовал исключить необоснованную регистрацию дел. Только по результатам одной проверки прокуратурой выявлены 17 случаев, когда для установления размера ущерба привлекались специалисты СЭР, выводы которых в ходе расследования не подтвердились. Прокурор потребовал обеспечить достоверность и объективность заключений, а заодно исключить необоснованную регистрацию уголовных дел в ЕРДР. Одномоментно прекращено 16 уголовных дел, необоснованно начатых в отношении субъектов предпринимательства, а по вынесенным нарушениям законности в адрес СЭР внесен 151 акт надзора, к дисциплинарной ответственности привлечено 150 должностных лиц.

Самый главный вопрос, который встает государством, насколько необходим СЭР для его жизнедеятельности. В стране достаточно силовых структур, чтобы содержать еще одну, но куда, как оказывается на поверку, менее профессиональную, чем хотелось бы. Но для этого, нужно вернуться в историю, как появился силовой орган у мирного министерства.

Два года назад, когда педседателем Комитета по международным отношениям, обороне и безопасности сената парламента была Дарига Назарбаева, то она впервые подняла вопрос эффективности работы Службы экономических расследований и ее самостоятельности. Для начала она обратила внимание на тот факт, что СЭР находится в составе одного из самых коррумпированных по версии Всемирного банка госорганов. И для его эффективности, необходимо его самостоятельность: «когда самые коррумпированные ведомства в самом Минфине и плюс сам Минфин управляет СЭР, ему нужно самого себя расследовать, наказывать, что делает также и финмониторинг, о работе которого мы за последние годы не знаем и не слышим. Не считаете ли вы, что все-таки эта Служба должна быть независима от Минфина и других министерств?».

Примерно в то же вопрос ставился и перед министром финансов Алиханом Смаиловым, «Не считает ли он, что сокращение штата на 40% и без того небольшого, но крайне важного органа следствия приведет к развалу подразделения». Хотя уже тогда было очевидно, что развязанная на тот кадровая политика привела депрофессионализации СЭР, а ее продолжение приведет к криминализации ее функций. Первопроходцы экономического сыска жаловались, что службу набирали людей далеких от экономических знаний — таможенников и прокуроров, чье понимание в финансах можно отнести к посредственному, если не сказать хуже. К примеру, прокураторы искреннее считают обслуживаемый субсидированный кредит как ущерб, нанесенный государству.

Уже тогда было интересно, кому нужно последовательное уничтожение единственного органа способного вести профессионально экономические расследования, там, где все очень сложно и зачастую неоднозначно, не известно, но можно сделать вывод, что с задачей успешно справились. СЭР мертв, как эффективный инструмент для защиты государственных интересов, при этом жив для решения узкоспециальных задач, при чем весьма спорных.    

Вообще Служба экономических расследований Комитета государственных доходов МФ РК была создана в 2014 году, путем ликвидации Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью — Финпол. Непростая серия трансформаций от налоговой милиции до Агентства финансовой полиции, Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью.

Как бы то ни было, финполиция стала самостоятельной, серьезной и эффективной структурой, благодаря высокопрофессиональным сотрудникам пришедшим на службу в основном из МВД, с большим стажем работы в советский период в подразделениях БХСС, следствие, ОРД, обладавшие опытом организации работы оперативно-следственных подразделений, способностью масштабного мышления, анализа и перспективного планирования. Проблемы финполиции были связаны, как и везде, с общепринятым командным методом работы, когда смена первого руководителя влекла массовые назначения ставленников нового руководителя.

Существование финпола органично вплеталось в систему сдержек и противовесов, уравновешивало и балансировало правоохранительный блок. Финпол всегда находился под перекрёстным огнем руководители других правоохранительных органов, которые вели целенаправленную работу по ликвидации органа с целью получить часть его функций. Слишком высоко было влияние на экономические и социальные процессы в обществе. Разрушался СЭР и изнутри. Наибольший вред организации работы и имиджу финансовой полиции нанес Р. Тусупбеков, который привел с собой работников прокуратуры, не обладавших какими-либо навыками и опытом выявления и расследования преступлений. Конечный результат известен, финансовая полиция упразднена, При разделении штатной численности упраздненной финансовой полиции в 2014 году, большая часть чуть больше двух тысяч человек, пропорционально нагрузке от общего количества выявляемых и расследуемых дел, была передана в КГД.

В КГД курирующим работу СЭР стал Т. Жангарашев, человек из прокуратуры. Его период запомнился громкими делами по борьбе с лжепредприятими. На дворе был кризис и это не сильно способствовало развитию МСБ. На ключевые должности Жангарашев назначал коллег. Грамотные специалисты оперативно-следственных подразделений вереницей поспешили на выход. Руководство самоустранилось от разработки нормативных правовых актов, от защиты интересов работников в вопросах статуса, оплаты труда и пенсионного обеспечения, что еще больше ухудшило положение. Жангарашев разработал новую структуру СЭР с совмещением оперативных и следственных подразделений, хотя этот опыт был апробирован в финансовой полиции еще в 2003 году и признан неэффективным, отсутствием подразделений по анализу и зональному контролю региональных департаментов с понятным разграничением функций, созданием собственной кинологической службы и рядом других провальных новаций.

Жангарашев лоббировал назначение на руководящие должности в СЭР центрального аппарата и территориальных ДГД бывших работников прокуратуры. Особенно большой наплыв работников произошел в период реформирования прокуратуры Ж.Асановым, когда ликвидации подверглись подразделения общего надзора. В частности, руководителем подразделения специальной оперативной службы, с самым большим бюджетом в системе СЭР стал прокурорский работник Жанболат Кожабаев. В целом, Жангарашевым изначально выстроена система отношений «центр-территория» по принципу изолированности центра и большей самостоятельности территориальных подразделений, что вкупе с назначением руководителями СЭР областей работников прокуратуры и таможни, привела к полному развалу работы в некоторых регионах, а также вылилось в громкие коррупционные скандалы с задержанием большого количества работников СЭР, ставшие предметом постоянной критики со стороны СМИ.

В декабре 2016 года председателем КГД назначен Тенгебаев, при котором изменился руководящий состав центрального аппарата, проведены изменения в структуре СЭР, созданы самостоятельные департаменты ОРД и досудебного расследования. Это было позитивным обстоятельством, позволявшим повысить эффективность работы, ведь оно устанавливало четкие границы ответственности и давало возможность более прозрачной оценки деятельности основных служб, снижая коррупционные риски. Однако, кадровые назначения и отношение к СЭР, как к третьестепенной службе в составе КГД, нивелировало положительный эффект, продолжило и ухудшило негативные тенденции. Так, на должность директора Департамента ОРД центрального аппарата Тенгебаевым был назначен некий Е. Файзуллин, ранее проходивший службу в МВД по линии административной полиции. Результат — ДОРД фактически перестал выявлять преступления, за 2018 год по материалам ДОРД возбуждено всего 4 дела.

Руководителем УВБ КГД был назначен К. Ахметкалиев, также не имевший достаточного опыта для занятия данной должности. Управления профилактики и контроля возглавил А. Есембаев человек из таможни, а и.о. руководителя Управления человеческих ресурсов так же бывшей работник таможенной службы Н. Пилова то коллег по бывшему цеху с СЭР прибавилось. Одна из должностей досталось кинологу. Кроме того, следует отметить, что летом 2018 года, Файзуллин, пытаясь избежать критики, убедил Тенгебаева в необходимости введения т.н. «палочной» системы, по аналогии с МВД, принцип которой заключается в введении изжившая себя системы плана по выявлению уголовных дел. Введение этой системы было озвучено Тенгебаевым на очередной коллегии КГД и стало причиной сильной критики со стороны Генеральной прокуратуры,  ускорив освобождение Тенгебаева от должности.

Было множество других управленческих ошибок, что в конечном итоге привело к полной депрофессионализации СЭР и его фактического паралича. Так, что по результатам проверки Администрации Президента в январе-феврале 2018 года выявлены факты назначения восьми сотрудников, ранее привлекавшихся к уголовной ответственности

В 2018 году перед министром финансов был поставлен вопрос о необходимости переформатирования работы в части отхода от возбуждения и расследования уголовных дел к анализу и профилактике преступлений, внесению представлений в уполномоченные государственные органы с целью изменения законодательной базы, создающей условия для нарушений, но как свидетельствуют выводы прокуроров, ничего с тех пор так и не поменялось. Минфин и руководство СЭР имело два года для принятия мер по исправлению ситуации, в том числе, в части кадровой работы, вопросах штатной численности, изменению форм и методов организации деятельности органа, а главное в методах работы.

Не справились, а значит пришло время полностью переформатировать СЭР или отказаться от него вовсе. Дела о больших финансовых преступлениях, слепленные кое-как, с левой экспертизой, подогнанной под неясные цели и задачи, вредят государству куда сильнее, чем можно себе представить.  

Добавить комментарий