Тень на плетень. Или как решили отчитаться за 18,4 миллиарда тенге в Bilim Media Group

По неведанным причинам, подавляющее большинство отучившихся по стипендии «Болашак» отказывают всем остальным в праве на разум. Снобистское отношение к соотечественникам открыто проявляли многие, небезызвестный стекольщик Бишимбаев, втрое завышавший стоимость строительства завода в Каызылорде и скрывавший его технологическую бесполезность, искал любые способы закрыть рты оппонентам. Но чем моложе Болошакер, тем примитивнее его инструменты и тем наглее его попытки увести общественное мнение в сторону, используя совершенно детские уловки.

Я уже писал, что после публикации материала «Кто и как зарабатывает на образовании в Казахстане», вышедшего у меня на сайте и в блоге интернет  портала «Закон» о том, что сумма госзакупа у группы компаний Bilim Media Group за последние три года составила 18,4 миллиарда тенге, вызвала бурю эмоций у героев публикации, Болашакеров, создавших целый рад Фондов и компаний для отработки госзаданий. Буквально на следующий день, один из учредителей группы позвонил и потребовал немедленного с ним интервью, при чем в прямом эфире, дабы он смог объяснить куда тратятся бюджетные деньги. К сожалению, удовлетворить его желание моментально не было возможности, но как оказалось ждать он не намерен.

Буквально через день был созвана пресс-конференция, на которой ничего особенного сказано не было, так набор общих фраз, но более всего обратил на себя внимание диалог между Бауржаном Букарбаем и спикером и основным фронтером группы Bilim Media Рауаном Кенжеханулы.  

Для начала, Бауржан Букарбай не активно практикующий журналист, он не является работником какого-либо издания и его заинтересованность пресс-конференций, в виде открытого оппонирования спикеру, выглядело странно. Он политолог, художник, автор проектов по развитию казахского языка. Является автором нескольких книг – «Алматы сегодня», «Қарулы қақтығыстардағы ақпараттық технологиялар: әлемдік тәжірибе және келешегі», «Қазақстан-2050», «Терминологиялық анықтамалық», «Күміс кітап». В Казахстане проходили его персональные художественные выставки: «Өмір шеңбері» в 2014 году в Алматы и выставка графики, посвященная 30-летию Шубаркольского угольного месторождения, которая прошла в Астане, Алматы и Шымкенте в 2015 году.

Хотелось бы напомнить, и Рауану Кенжеханулы и ребятам полит-технологам, которые его консультируют, что этот прием хорошо знаком. На пресс-конференцию, которая и делается ради этого, отправляется публично не аффилированное лицо, цель которого обратить на себя внимание, задавать якобы неудобные вопросы, в общем, бросать вызов, на который спикер должен откликнутся и пригласить «наглеца» на частную беседу, в результате которой будут заданы нужные вопросы и получены заранее заготовленные ответы. Сразу это не отыграет, но через некоторое время, эта информация станет основополагающей, так как закрепиться в инфополе.

Бауржан Букарбай сначала праведно возмущен и пишет «ДЛИННЫЙ ПОСТ О БОЛЬШИХ ДЕНЬГАХ»

«На днях меня потрясла статья «Кто и как зарабатывает на образовании в Казахстане», в которой рассказывается о деятельности компании Bilim Media Group. В частности, в ней коснулись вопроса госзакупок Общественного фонда «Национальное бюро переводов», которым руководит Rauan Kenzhekhanuly.

Мой коллега по Национальному совету реализует инициативу Елбасы о переводе и издании на казахском языке ста гуманитарных учебников. Г-н Кенжеханулы известен не только тем, что являлся заместителем акима Кызылординской области Крымбека Кушербаева, но и тем, что в разные годы реализовал множество проектов по развитию казахского языка, среди которых есть по-настоящему крутые.

У меня нет ничего личного к г-ну Кенжеханулы, но цифры, обозначенные в статье, вызвали вопросы. «В прошлом году был заключен договор на услуги по переводу зарубежных учебников на казахский язык в рамках проекта «Новое гуманитарное знание. Сто новых учебников на казахском языке» с министерством образования. Сумма контракта – 2,5 миллиарда тенге. Позднее было заключено допсоглашение на те же услуги еще на 2 миллиарда. В сентябре уже этого года фонд заключает с Минобром еще одно допсоглашение на 2,6 миллиарда тенге». 7,1 миллиарда тенге на выпуск учебников, не считая контракты на более мелкие суммы!

Вчера г-н Кенжеханулы провел пресс-конференцию и я решил сходить на нее, чтобы получить ответ на свой вопрос. Предварительно мне пришлось изучить цифры, указанные как на сайте «Национального бюро переводов», так и те, которые упомянул директор бюро в своих ранних интервью.

Итак, мне было интересно, куда ушли эти 7,1 миллиарда тенге. На сайте бюро висит информация, что к настоящему времени переведены и изданы 48 учебников. Нехитрая арифметика позволяет посчитать, что перевод и выпуск каждого учебника обходится в почти 148 миллионов тенге!

Чтобы вы понимали, процесс издания книг условно состоит из трех этапов:

1) получение авторских прав на издание. Г-н Кенжеханулы в одном интервью отметил, что стоимость авторских прав варьируется от символической суммы до 100 000 долларов. Я буду брать максимальный показатель в тенговом выражении — 39 000 000 тенге.

2) предпечатная подготовка. Стоимость издательских услуг (от перевода до верстки), как указано на их сайте, составляет 7000 тенге за страницу. В среднем, один учебник состоит из 600 страниц. Опять же беру по максимуму. Издательские расходы на один учебник составляют 600*7000=4 200 000 тенге.

3) печать в типографии. Каждый учебник издается тиражом 10 000 экземпляров в типографии «Дәуір». Выпуск одной книги, по моим подсчетам, обходится примерно в 3000 тенге. Таким образом, расходы на печать одного учебника составят 3000*10 000=30 000 000 тенге.

Несложно цифры сложить. Итак, выпуск одного учебника стоит около 73,2 миллионов тенге. 48 учебников — 3,5 миллиарда тенге.

Добавим к этому следующие цифры. Г-н Кенжеханулы упомянул о 100 штатных сотрудниках. Допустим, каждый из них получает зарплату в 500 тысяч тенге. В год весь штат бюро получает 500 000*100*12=600 миллионов.

Пусть еще 600 миллионов будут стоить логистика, продвижение и траты на непредвиденные обстоятельства. Но даже в таком случае цифры не бьются:

7,1 млрд — 3,5 млрд — 0,6 млрд — 0,6 млрд = 2,4 млрд.

Судьба этих 2,4 млрд тенге остаются для меня непонятной. Разумеется, я не все знаю, вполне возможно, у бюро есть и другие расходы. Поэтому я сходил на пресс-конференцию, чтобы спросить у г-на Кенжеханулы лично: разъясните, пжста, статью расходов.

Директор «Национального бюро переводов» от ответа на месте уклонился, но пригласил к сотрудничеству: «Я приглашаю Вас в офис и, если вам интересно, мы все цифры разберем. Они открыты, никаких проблем. Вы их получите и опубликуете». Одна журналистка в зале возмутилась, мол, зачем созвали пресс-конференцию, если не озвучиваете при всех? Г-н Кенжеханулы остался непреклонным.

Решили встретиться с г-м Кенжеханулы на следующей неделе и разобрать все цифры. Буду держать в курсе.

Репост приветствуется.

UPD. Во избежание кривотолков сразу оговорюсь, что: 1) проект по переводу ста учебников считаю нужным; 2) не претендую на деньги, выделяемые на реализацию проекта из бюджетных средств.

После моего резонансного поста мне позвонил Rauan Kenzhekhanuly и сообщил, что на волне интереса к публикации к нему обратился журналист газеты «Караван» и попросил ответить на ряд вопросов. Он добавил, что если его ответы не удовлетворят, то он все еще готов встретиться со мной. Мне импонирует такая открытость директора Нацбюро переводов и коллеги по НСОД».

Бауржан Букарбай продолжает эту публичную игру:

Я ознакомился со статьей в «Караване». Во-первых, бросается в глаза небрежность журналиста (я не писал о миллиардах ДОЛЛАРОВ, цифры были в ТЕНГЕ), во-вторых, я посчитал, что не все вопросы были озвучены. Я предложил Рауану встретиться и поговорить публично. Он согласился. Переговорил с сайтом Журнал Exclusive, они любезно предоставили свою площадку. Выражаю благодарность Karlygash Ezhenova.

Итак, в понедельник 25 ноября в 11.30 мы с Рауаном Кенжеханулы разберем, куда и как были потрачены огромные государственные деньги, которые получило Нацбюро переводов. Суть проблемы я уже озвучил в предыдущем посте: www.facebook.com/100002746586624/posts/2145152902252908?d=n&sfns=mo

Пишу этот пост, чтобы и вы приняли участие и тоже адресовали свои вопросы к директору Нацбюро переводов, которые я могу озвучить ему в прямом эфире.

Еще раз повторюсь, я не преследую корыстных целей и не имею ничего личного к Рауану Кенжеханулы. Более того, считаю, что он реализовал огромное количество замечательных и нужных проектов для развития казахского языка. Но в наших руках показать пример того, какими должны быть здоровые и открытые отношения в развитом гражданском обществе.

Пишите свои вопросы в комментариях в этом посте. Не бойтесь озвучивать их остро. 😉

И, конечно же, не забудьте сделать репост».

Ну вот и уже очевидно, что вдвоём они прекрасно смогут объяснить, куда деваются миллиарды тенге.

Пацаны, вы когда в эти игры учились играть, мы уже перестали быть настолько банальными. Не стоит нас держать за дураков.

Ну и в качестве более подробного экскурса в историю пресс-конференции: В ответ на публикацию на о финансовых поступлениях и объемах госзакупок в компании Bilim Media Group, ее руководитель решил собрать пресс-конференцию. Однако вместо конкретных аргументов, которые бы опровергли приведенные в статье факты, Рауан Кенжеханулы отделался общими словами и пространными выступлениями.

В самом начале пресс-конференции» Кенжеханулы пообещал журналистам:

«Как компания, занимающаяся образовательными проектами, для нас далеко не пустой звук, а ценность команды, часть нашей миссии быть открытыми, прозрачными и честными во всем, что мы делаем.   Поэтому мы открыты для журналистов и готовы дать ответы по всем пунктам, которые вас интересуют».

Однако этого не произошло.

Удивительно, но Кенжеханулы на протяжении всей пресс-конференции пытался увести разговор в сторону инвесторов, спонсоров и прочих благодетелей, хотя в статье речь шла конкретно о госзаказах и госконтрактах. И это именно государство выступало заказчиком и выплачивало компании деньги.

Собственно, собравшиеся ожидали, что Кенжеханулы опровергнет указанные в статье суммы госконтрактов. Но он смог только очень путанно рассказать, как «делаются» учебники.

«Что касается структуры финансирования проекта 100 учебников, вначале формируется список учебников, они приходят от университетов. Университеты могут быть разные по содержанию, разные авторы, разные издатели и разные объемы. Есть учебник, который может 250 страниц, а может, он будет больше тысячи страниц. Есть книги, которые приходят по 1500 страниц, это учебники. Поэтому мы точно знать, какое количество страниц в книгах, не могли. И в среднем, когда в самом начале проект планировался и поскольку планирование трехлетнее, нам нужно было выбрать среднюю. Поэтому в среднем мы сказали тысячу страниц, поскольку это учебники. Из этого расчета семь тысяч тенге на одну страницу для перевода, три тысячи тенге из них это работа переводчика, полтора тысячи тенге это работа научного редактора и полторы тысячи тенге – работа литературного редактора — шесть тысяч. Семь тысяч – это верстка и дизайн. Вот семь тысяч, о которых вы говорите. Это подготовка к печати.

Далее. Когда мы думали, где будем печатать, то в Казахстане мы получили предложения от всех больших типографий и получили самые хорошие предложения от издательства «Дауир». Это намного меньше, чем 30 миллионов. В два раза меньше. И мы с этой типографией продолжаем сотрудничать и работать.

Авторские права – вы правильно сказали – они разнятся, но есть от бесплатно до… Есть такие, Зарубежные… которые запрашивали за свой и 200 тысяч фунтов, были такие случаи, но в среднем, — мы из этого выходим.  Из среднего то есть. Поэтому, если суммировать это, это намного меньше. Чем вы говорите. Вот вы сказали, 7,1 млрд. Такой суммы, конечно же,  нет, за 48 учебников таких денег никто не платил и таких бюджетов нет… Они открыты, никаких проблем нет. Вы поручите цифры, опубликуете и все ознакомятся».

В том-то и дело, что все цифры имеются в открытом доступе, и Кенжеханулы может сколько угодно говорить обратное, но миллиардные контракты зафиксированы – это факт. Как и то, что деятельность компании Кенжеханулы – это не акт альтруизма, а отработка денег по госзаказу. И никакой светлой миссии в этом процессе нет – только бизнес, что называется.

Мало кто из собравшихся в итоге понял, где тут сходятся «кредит с дебитом». Когда же журналист попросил уточнить суммы, Кенжеханулы предложил:

«Давайте так. Вы издатель, вы публицист, вы журналист, я вас приглашаю к нам в офис и если вам интересно, мы все цифры разберем».

Странный способ «дать ответы по всем пунктам, которые вас интересуют».

Весьма путано объяснился Кенжеханулы и в вопросе тендеров.

— Поэтому в соответствии с законодательствами, международными нормами, приходя и предлагая свои продукты, мы имеем по праву воспользоваться пунктами, касающиеся авторских прав. И здесь нет никакого тендера. Если школы, организации, компании интересны и нам нравится качество и то, что мы сделали, то  в соответствии с законом мы заключаем прямой договор.

Не совсем понятно, что имеет в виду Рауан Кенжеханулы. Что свою продукцию в школы и прочие организации его компания поставляет без участия в госзакупках. Выходит, что открытые источники врут и почти 6 тысяч госзаказов заключены в обход тендеров?

Кажется, что Кенжеханулы специально отвечал журналистам так, что понять его слова можно как угодно – главное, напрячь фантазию. Например, когда его спросили, с какими положениями и фактами, изложенными в материале, он не согласен  и почему, Кенжеханулы выдал новую порцию сложных формулировок:

— В целом данные, приведенные, не говоря о цифрах, о них можно спорить, понятно, что в них сложено разобраться, проектов очень много. О том, что компании очень активно работают, ведут очень много проектов, мы с этим не спорим. Если бы были просто приведены факты и данные о том. Что есть такие компании и они делают такие проекты и в них есть такие договора, у нас бы вопросов не было.

Но в этом материале и в начале и в конце делаются предположения, сомнения в том, что компания работает в соответствии с законодательством. Понятно, там нет обвинений, там нет версий, но, тем не менее, назвать материал позитивным очень сложно.

Но кто сказал, что все материалы должны нести в себе позитив? У общественности есть вопросы, и на них лучше ответить четко и аргументированно, а не пускаться в длинные философские размышления или уводить разговор в сторону.

«Большой вопрос – для кого это нужно и почему такой материал появился. Автор высказал свою версию и я думаю, мы имеем право на свою версию, которую тоже хотели бы высказать. Мы практически единственная образовательная компания, которая выходит с казахстанскими образовательными технологическими продуктами на рынки других стран, в частности, в Россию, Узбекистан, и видим перспективу и в  других регионах».

Это прекрасно! Но где же версия или хотя бы ее подобие? К тому же, сложно быть вне конкуренции, если на деятельность твоей компании деньги выделяет государство, заключая с ней договора по закупке из одного источника.    

Добавить комментарий