Топ-менеджер Алязова: Мамештеги — 4 года верной службы.

Биографию этого фигуранта уголовного дела против Мухтара Аблязова и его подельников изучать столь же увлекательно, как и жизнеописание о самом беглом олигархе. Садуакас Мамештеги был председателем правления БТА почти 4 года, как раз в те «славные времена», после которых банк не досчитался 7 млрд. долларов. Сам топ-менеджер спустя почти 10 лет заявит, что, работая здесь, был он, что называется, тише воды, ниже травы. Этот «божий одуванчик» уверял, что не то, что пальцем – в мыслях! — не приложился к махинациям.  

Свою историю о работе с Аблязовым Мамештеги поведает в серых красках, категорически отрицая свою причастность к аферам с деньгами «ТуранАлема». А вот бывшего шефа представит в ярких тонах: заявит, что олигарх имел неподдельную власть над подчиненными только потому, что все прекрасно знали о его многолетней работе в бизнесе и в правительстве, и потому безоговорочного доверяли. Разве мог кто-то подумать, что бывший министр энергетики, успешный бизнесмен Аблязов кого-то может обмануть?!

Ну, а о том, что к этому времени у Мухтара Кабуловича уже была судимость за махинации, никто старался не вспоминать. Скорее всего, потому, что его помиловал сам президент страны.

Скажу сразу — суду удалось доказать, что Мамештеги прекрасно понимал, что происходит в банке, и даже участвовал в некоторых махинациях, правда, не на первых ролях…

Председатель правления отлично пригодился Аблязову в тот период, когда надо было накачивать капитал банка. Скромные, по мнению Мухтара Кабуловича, показатели, которые достались ему в наследство от бывшего главы БТА, не давали желаемого: вкладчики и кредиторы в банк, конечно, шли, но не в том объеме, в котором хотелось некоторым.

И вот, как уверял Мамештеги, олигарху и пришла мысль раздуть капитал «ТуранАлема» любыми способами. Подельники стали выпускать ценные бумаги и создавать вокруг них искусственный ажиотаж, который подогревали подконтрольные им же фирмы. Эти компании скупали акции, причем на деньги, взятые в кредит в самом же БТА. Игры на бирже в итоге возымели успех: все вокруг видели, что спрос на ценные бумаги растет не по дням, а часам и несли, несли деньги в этот, как им казалось, успешный финансовый институт.

На эту удочку в итоге попали такие именитые международные инвесторы, как Raiffaizen Bank (Австрия), ЕБРР, IFC, DEG, FMO – они покупали привилегированные акции банка, чей капитал был раздут до неприличия. Взятые же займы оседали на счетах подельников, а акций в природе никогда не существовало, поэтому с ними ничего и не случилось.

Но вернемся к персоне господина Мамештеги. В БТА он работал с 1997 года, начинал с должности ведущего дилера Департамента активных и пассивных операций и к январю 2005 года сумел дослужиться до должности председателя правления.

Свидетели говорят, что до эпохи Мухтара Аблязова Мамештеги выполнял функцию казначея Ержана Татишева, числились за ним и особые поручения — якобы речь шла о махинациях с ценными бумагами. После гибели Татишева его назначили председателем, и он продолжил заниматься «накачкой капитала» через подконтрольную структуру — «Туран Алем Секьюритис». Когда в банк пришел Аблязов, он, как заявил в суде, установил с Мамештеги доверительные отношения, потому что «это было важно». Ведь Садуакас оставался главным казначеем банка еще какое-то время и помогал новому главе вникать в дела.

Из приговора суда: «В целом Председатель правления по уставу имел исключительные полномочия, своим приказом сформировывал все кредитные комитеты, которые были необходимы для функционирования Банка, имел право подписывать любые соглашения. Он мог увольнять и назначать на должности. Аблязов давал поручения, а Мәмеш их выполнял, Он лично возглавлял кредитный комитет, кредитный комитет, это одно из подразделений, является коллегиальным органом, на его взгляд, основным органом являлось Правление, и Совет директоров. Кредитный комитет работает на основании положения ККГБ, а утверждает Кредитный комитет Совет директоров Банка. Предъявленное ему обвинение он признает в полном объеме, чистосердечно раскаивается в содеянном, просит принять во внимание, что он добровольно принял решение вернуться в Казахстан». (стр. 593).

Мамештеги, обращаю ваше внимание, активно сотрудничал со следствием и в суде даже раскаялся. Он заявил, что с приходом Аблязова продолжилась агрессивная политика по росту активов банка, требовался постоянный рост уставного капитала. С этой целью Мухтар Кабулович и начал эмитировать эмиссию и продажу акций своим аффилированным компаниям. Но Аблязов категорически не доверял менеджерской команде, которая работала еще со времен Татишева: дескать, они не поддержали его в тот период, когда он всячески продвигал на политической арене «Демократический выбор Казахстана».

В итоге, когда Мухтар Кабулович возглавил банк, он ввел в состав совета директоров Жаксылыка Жаримбетова, сделал его, как мы знаем, своей правой рукой и его же назначил председателем правления кредитного комитета. Привел на ключевые позиции по кредитованию и безопасности банка и других доверенных лиц, с которыми работал еще в «Астана Холдинге». А когда выслушал менеджерские доклады и получил справки о недостаточных темпах роста банка, недовольство Мухтара Кабуловича работой Правления банка выразилось в смене его состава.

В итоге в 2005-2006 годах были отстранены и уволены почти все члены правления банка. Как уверяет Мамештеги, после этого его должность председателя правления стала практически номинальной, в основном для международных контрагентов и инвесторов. Мол, новый шеф не включил его ни в состав кредитного комитета, ни даже в число тех, кто вошел в созданный им инвестиционный комитет. Аблязов сам стал председателем кредитного комитета по России, а в головном банке эту позицию занял господин Жаримбетов.

Мамештеги в суде несколько раз говорил, что искусственно капитал банка раздували ещё во время Ержана Татишева. Аблязов просто подхватил эту схему, правда, с умноженной в несколько раз силой. Так, например, осенью 2005 года якобы он сам поставил перед Мухтаром Кабуловичем  вопрос о закрытии схемы с ценными бумагами через компанию CASALAKE, связанную с капитализацией БТА. В ответ олигарх дал указания по поиску новых возможностей.

В итоге старая схема в 2005 году была закрыта, и в дальнейшем капитализация банка повышалась за счет кредитования через управление номер 6, которым руководила небезызвестная Вероника Ефимова. Мамештеги уверял в суде, что и ему и другим членам правления Аблязов достаточно убедительно пояснял, что все эти финансовые сделки необходимы для капитализации банка и финансирования высокодоходных проектов, дивиденды от которых, дескать, направлялись бы на дальнейшее процветание БТА. Садуакас настаивал, что «учитывая широкий кругозор олигарха и огромный опыт работы в бизнесе и правительстве, никто в банке не мог устоять его напору и аргументам».

Из приговора суда: «По словам Мәмеш, «за все время его пребывания в Банке ТуранАлем в его функциональные обязанности входило общее руководство, подписание сделок на основании решений, принятых коллегиальными органами в установленном порядке, организация работы Правления банка. В своей деятельности руководствовался уставом банка, законом «Об акционерных обществах», Законом «О банках»; подотчетен был Совету Директоров Банка. Какой-либо отдельной должностной инструкции на него не было. Фактическое руководство деятельностью банка осуществлялось Председателем Совета Директоров банка, то есть Аблязовым М.К., который стал заниматься оперативной деятельностью и сконцентрировал у себя решение всех важных вопросов по банку. Его функция как Председателя Правления сводилась к номинальному руководству, что его не устраивало и послужило одной из причин его увольнения из банка». (стр. 595).

Мамештеги рассказывал в суде, что когда команда Аблязова уехала, он остался в Казахстане. А в феврале 2009 года его пригласили на должность заместителя председателя правления БТА. В его задачу входил возврат активов банка, да и вообще — восстановление деятельности финансового института. В заслугу себе он приписывает то, что с его помощью в банк было возвращено около 300 миллионов долларов. В итоге Мамештеги это зачли, и в августе 2009 года за содействие следствию по делу беглого олигарха уголовное преследование против него прекратили.

Спустя какое-то время бывший председатель правления все-таки уехал из Казахстана на учебу в Сингапур. И как только узнал, что его объявили в розыск, явился сам, и вновь сотрудничал со следствием. Клялся, что не пытался сбежать и вообще — во всем раскаивается. Причем, он так раскаивался, что всю вину возложил исключительно на бывшего шефа. Который, по его словам, и решил выпускать мнимые акции, брать под них реальные кредиты, а потом переводить деньги на оффшорные счета. В итоге Мамештеги получил пять лет условно.

Добавить комментарий