Зов ВОЗ или экономическая необходимость? Почему дорожают сигареты?

Помните историю? В мае месяце, в самый разгар коронакризиса депутаты Мажилиса предложили резкое повышение ставок акциза на сигареты на 62% в 2020 году до 320 тенге на пачку, с соответствующим дальнейшим ростом ставок до 2022 года. При том, что даже текущая ставка была далеко не маленькая 198 тенге. Предложение не прошло, но когда и кого это останавливало?

Почему мы все время пытаемся поднять акциз? Так называемые общественники избравшие своей целью борьбу с курением, говорят, что дорогие сигареты приводят к сокращению потребления. Но дело не в этом. Государство не хочет, чтобы вы бросили, государству нужны деньги и акциз, а это налог, прекрасный способ их получить.

При этом в каждой стране налоги разные. Правда, мир нас не особо интересует. После резкого, двадцатипроцентного повышения в России, на пачку приходится минимум 370 тенге. Теперь понимаете откуда, как говорится ноги растут? В Кремле считают, что разность цен в странах ЕАЭС, стимулирует нелегальный переток и сокращает доходы. Им удалось добиться, чтобы члены евразийского союза согласились до 2024 года поднять налог до 35 евро за тысячу сигарет, по текущему курсу около 360 тенге на пачку. Но говорят, что этого недостаточно для того, что минимизировать потери российского рынка, так как в течении трех лет налог станет еще выше.

Теперь другая история. В так называемый новый Кодекс о здоровье были внесены нормы, рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения, что нельзя продавать сигареты не достигшим 21 года и только по предоставлении удостоверения. 

Введение правила принесло хаос в магазины. Бесконечные скандалы и выяснение с кассиром у кого седин больше и кто на что право имеет. Поправку сначала откорректировали через правила торговли, а потом и вовсе дезавуировали. Но норма о реализации табачных изделий лицам достигшим 21 года так и осталась. И получилась парадоксальная ситуация, жениться, иметь детей, служить в армии и при необходимости отдавать жизнь за родину можно, даже курить можно, а покупать сигареты нет.

Тогда же пошел разговор о еще об одной рекомендации — маркировке. Это нанесенный на пачку специальный код, который подтверждает легальное происхождение товара. Для внедрения требовалось масса денег, и практически не давалось времени. 

После шума, государство решило помочь бизнесу и субсидировать до половины стоимости нужного оборудования, а полное введение механизмов отложило на год, после чего до полутора миллионов тенге штрафа, как за нелегальную торговлю. 

У меня в руках две пачки сигарет одна за 250 тенге, «элитная» по триста. Я купил их на обычном оптовом рынке в Алматы. Средняя стоимость пачки в магазине 500, через полгода уже 520. Есть разница? Собирают налогов с продажи табака в Казахстане 230 миллиардов тенге, параллельно с удорожанием растет и нелегальный оборот, его уже можно даже оценить 50-60 миллиардов в год. При том, что никто не знает, как влияет контрабандный продукт на здоровье, где и как он сделан неизвестно.

Но не это самое страшное. В борьбе с табакокурением, в намерении поднять акцизы, изменить правила торговли, мы находимся сфере интересов разных организаций и стран, слепо копируем законы и правила, не учитывая ни интересов государства, ни чаяний народа. Возможно в этом и есть проблема? Как показал народный волна возмущения против закона о противодействии насилию, что нельзя просто так взять и перенести практику из одной страны в другу, какая бы хорошая она не была.   

Добавить комментарий