Новый танец Тансари — политический popping?

Дина Смаилова — Тансари заявила, что не собирается молчать и начинает игру с манипуляцией общественного мнения. Это у них семейное. Умение играть на эмоциях людей, не договаривать, передергивать факты, показала родная Жанна Бота, мошенница, бежавшая за границу, теперь выдающая себя за политическую жертву режима, призывая выходить на протесты из теплых апартаментов в Киеве. Долгое время сама Тансари вводила в заблуждение страну, якобы борясь за права, но многие, кто с ней соприкасался, потом бежал, пытаясь забыть о ее существовании.

У меня к ней и Фонду только две претензии — никто не может быть назван преступником до вступление в силу решения суда, чем пренебрегает Тансари и ее команда, оказывая давление на правосудие в стране, создавая определённое общественное мнение вокруг уголовных дел, попадающих в ее орбиту, делая выводы, за следствие, за прокуроров. Второе – фонд должен работать в правовом поле. Фонд «Не молчи» согласно открытым данным, является бездействующим, а деньги собираются на карты так называемых сотрудников фонда, что является грубейшим нарушением законодательства. Сейчас Смаилова «лепит» себе биографию политической жертвы, но это не так. Действия Тансари, для тех, кто умеет читать и собирать информацию, всегда вызывали вопросы. Она активно защищает одних, например педофилов и вмешивается в следствия с целью защитить очевидных нарушителей закона, других же преследует.

Теперь, когда история фонда «Немолчи.KZ» начинает приобретать политический окрас стараниями двух сестер – Динары Смаиловой и Жанары Ахмет, складывается очень любопытный паззл, детальки от которого собирают две эти дамы. И остается только задаваться вопросом: для чего они это делают?

С Жанарой Ахмет – она же Жанна Бота – все предельно ясно. Впереди у нее суды по экстрадиции в Казахстан, где ей придется отвечать за совершенное ею уголовное преступление. Ахмет получила срок за мошенничество, но исполнение наказания было отложено до достижения ее младшим сыном 14 лет. Ждать этого момента на родине Ахмет не стала и сбежала вместе с ребенком в Украину. Как известно, ее недолгая дружба с Мухтаром Аблязовым закончилась грандиозным финансовым скандалом, и оказалось: от оппозиционера у Жанары Ахмет не осталось даже и намека. Все ее заявления про политическую борьбу и протест просто смешны: Ахмет никогда не являлась политическим деятелем или лидером оппозиции.

Но почему вдруг о политическом заказе заговорила Динара Смаилова? В своем последнем видеообращении ее сестра сообщила, что в отношении Смаиловой заведено четыре уголовных дела. Не здесь ли кроется причина того, что Смаилова вместе со своим помощником Алматом Мухамеджановым в срочном порядке покинула Казахстан и оказалась в шелтере в центре Тбилиси?

Тбилиси Шелтер Сити – это проект организации «Центр участия и развития и Truth Hounds», который реализуется при поддержке Посольства Нидерландов в Грузии, Национального Фонда Поддержки Демократии и Евразийской программы Фонда Открытого Общества. Цитата с сайта организации:

«Программа Тбилиси Шелтер Сити направлена на перемещение в безопасное место (Тбилиси, Грузия), и создание условий для профессионального развития и психологического восстановления правозащитников, а также призвана снизить риски и помочь правозащитникам покинуть на некоторое время небезопасную среду. Программа рассчитана на предоставление 3-месячного курса, в течение которого правозащитник обеспечивается жильем в безопасном месте».

В какой такой небезопасной среде находится Динара Смаилова? Разве когда-то она говорила о том, что ее преследуют власти или она подвергается гонениям за свою общественную деятельность или политические взгляды? Случайно ли, что о политическом заказе Смаилова внезапно заговорила после бегства из Казахстана в Грузию и о том же стала говорить ее родная сестра? К слову, штаб-квартира Truth Hounds находится в Киеве. Еще одно совпадение?

Говоря о проигранном в отношении меня судебном процессе Смаилова упорно продолжает подменять понятия. Вынужден обозначить два пункта, по которым руководитель «Немолчи» настойчиво не хочет видеть очевидного:

Фонд «Немолчи.KZ» является бездействующим предприятием. Не ликвидированным, а именно бездействующим. Это означает, что юридически он существует, но фактически его деятельность приостановлена.

Я никогда не выкладывал кредитную историю Смаиловой. Кредитные истории хранятся в Первом кредитном бюро. Я говорил о том, что в отношении Смаиловой имеется несколько исполнительных листов по задолженностям. И вся эта информация находится в открытом доступе – никакой тайны тут нет.

И еще, в качестве штриха. Официально руководителем ОФ «Общественное движение против насилия «НеМолчи.kz» является Айгерим Умурбековна Ахментаева. В 2004-2008 годах компания «Столичная недвижимость» собрала с дольщиков около 9 млрд тг на строительство жилых комплексов «Солнечный квартал», «Шанырак» и «Шыгыс» в Алматы и Алматинской области. Однако ни один из них так и не был сдан в эксплуатацию. В 2010-2011 годах несколько руководителей и сотрудников компании, в том числе и Айгерим Ахментаева, были приговорены к длительным срокам заключения за мошенничество и растрату денежных средств. Активы застройщика и аффилированных компаний, на которые еще во время расследования уголовного дела был наложен арест, было решено передать жилищно-строительным кооперативам, созданным обманутыми дольщиками. А те, в свою очередь, должны были передать эти активы государству в обмен на деньги, необходимые для завершения строительства.

Учитывая два этих важных пункта, очень интересно узнать:

— каким образом Динара Смаилова ведет сборы от имени бездействующего фонда на личные карты своих сотрудников. В частности, Алмата Мухамеджанова. Где официальные отчеты фонда? На каких ресурсах они публикуются?

— каким образом Динара Смаилова, имея миллионные долги, и находясь в реестре должников и временно ограниченных на выезд должников физических лиц, должностных лиц юридического лица, смогла покинуть территорию Казахстана?

Общественный фонд является юридическим лицом, в гражданском обороте представлен органами фонда, имеет самостоятельный баланс и расчетный счет. На недавнем судебном процессе Смаилова заявила, что ею 2020 году было собрано 9 миллионов тенге пожертвований. На какой расчетный счет собирались эти средства? Вопрос к Комитету госдоходов и Минюсту: нет ли здесь нарушения действующего законодательства и не стоит ли проверить деятельность фонда на предмет финансовой прозрачности?

Еще один важный факт: имеется аудиозапись следующего содержания:

«Индира, привет! Как дела? Индира, ты не можешь там у детей, у воспитателей узнать? Там, говорят, слухи такие, что в пятницу уволят директора детского дома по распоряжению Аружан Саин. Но это пойдет тогда нарушение ее прав, нарушение закона. Пока следствие не кончится, не вынесут вердикт, вину ее, они не имеют права увольнять. Они могут только отстранить ее. Вот. И она кого-то своего хочет там поставить. Вот. И второй момент. Мне звонила депутат Смирнова, Балиева, два депутата, которые сказали, что дети должны своим языком, по-детски, как они могут, написать заявление на имя генерального прокурора. Все вот эти фамилии, которые ты мне прислала, каждый ребенок отдельно должен написать три заявления. Два заявления: одно – на генерального прокурора. Ты прям фамилию найди в интернете, дай им эту фамилию. Генеральный прокурор, такому-то, такому-то. И потом на имя депутата парламента Балиевой Загипы Яхияевны и Смирнова Ирина Владимировна. И еще Имашева Снежана Валерьевна. Потом отдельно такое же заявление написать на наш фонд, на директора фонда Алмата Мухамеджанова. «Немолчи. Дети». Фонд «Немолчи. Дети». Алмат Мухамеджанов. Три заявления отправишь, ладно? От каждого ребенка», — говорит женщина голосом Динары Смаиловой. 

Скандал с хищениями случился в августе 2020 года. И когда стало известно о махинациях, «юрист» Алмат Мухамеджанов и выпускница детского дома №1 Индира Бекбатырова собрали пресс-конференцию.

Однако вырисовывается интересная картина: какое отношение Смаилова имеет к детскому дому №1? Почему защищает директора, которая столько лет «не замечала» воровство денег у детей? Почему она использует имена депутатов в давлении на детей? Знают ли депутаты, что их имена «замараны» в скандале с хищениями? Звонила ли Ирина Смирнова Динаре Смаиловой и объясняла ли, каким образом можно оказывать давление на воспитанников детского дома?

В марте 2021 года следователи Агентства по финансовому мониторингу РК (ДЭР по г. Алматы) завершили расследование уголовного дела в отношении работников и должностных лиц Алматинского областного детского дома №1 в Баганашыле. Их обвиняют в хищении 70 миллионов тенге со счетов воспитанников детского дома.

Следователи установили одного из соцпедагогов, который присваивал и тратил деньги воспитанников детдома. Им на счета поступали пособия по утере кормильца и по инвалидности. В результате воспитанникам детского дома был нанесен материальный ущерб в особо крупном размере – на общую сумму 68,5 миллиона тенге, что повлекло существенное нарушение их прав и законных интересов. В настоящее время уголовные дела по фактам присвоения или растраты вверенного чужого имущества в особо крупном размере (ст. 189 ч. 4 УК РК) в отношении социального педагога и халатности (ст. 371 ч. 1 УК РК) в отношении директора детского дома направлены в суд.

Ну, и наконец, вернемся к последнему заявлению Жанары Ахмет, чей сын был задержан по подозрению в групповом изнасиловании. Ахмет заявила, что это уголовное дело – попытка политического давления на нее и Динару Смаилову. И организована эта попытка Аблязовым, КНБ и властями.

Означает ли это, что тема изнасилования – прекрасный рычаг для манипуляций? Сколько таких рычагов случалось в практике Смаиловой как борца с сексуальным насилием? Всем ли жертвам изнасилования стоит верить на слово, не дожидаясь приговора суда? Любой ли мужчина может стать жертвой лживых обвинений? Случалось ли такое в практике Смаиловой? Будет ли Смаилова помогать жертве группового изнасилования, где одним из подозреваемых является ее родной племянник или же займет другую позицию, как в деле Абайского мальчика и Серика?

А может быть, правоохранительным органам есть смысл пересмотреть все уголовные дела, где активничали представители «Немолчи»? Вдруг и в них имеется «политический заказ»?

Во избежание очередной истерики от Динары Смаиловой, что я ее оскорбляю, хочу уточнить:

«Неприличную форму имеют нецензурные высказывания. Это означает, что ни слова литературного языка, даже имеющие резко негативную семантику, ни сниженные разговорные слова не имеют неприличной формы».

Я же пытаюсь понять, какую игру затеяла Динара Смаилова и ее сестра Жанара Ахмет. Не может ли быть так, что сестры специально дистанцировались друг от друга в свое время? И об этом же говорит и сама Ахмет. Не планировалось ли на базе фонда «Немолчи» создать некую альтернативную группу, аналогичную движению Аблязова? Имеет ли к этому какое-то отношение бывший личный фотограф экс-акима Алматы Виктора Храпунова Алмат Мухамеджанов?

Пока это все лишь вопросы. Надеюсь, ответы не заставят себя ждать.

Ну и в конце, хочу напомнить, что вопросы о чистоте намерений Тансари ставились всегда. Только за последний год было несколько случаев, когда заявления Тансари, сделанные публично с призывами разобраться с теми или иными людьми или организациями, заканчивались разоблачениями, что ничего из заявленного общественным деятелем не находили подтверждения, но ни извинений, ни опровержений сделано не было. Все начиналось плохо и теперь ситуация еще хуже.

Цитата из esquire.kz 4 сентября 2017 года – Каламкас Досан, бывший соучредитель и директор ОФ НеМолчи, написала пост в Faebook, в котором говорит, что она совместно с Сырбаевой А., Жумабаевой М., Мусиной Ж., Байгабулова А., и Алжановой А., официально подписала документы о выходе из фонда в середине мая 2017 года. Позже состоялась пресс-конференция по факту коллективного заявления в прокуратуру г. Алматы в отношении Смаиловой Д.Б., от бывших участниц и учредителей ОФ #НеМолчи.kz – Сарбалиной А.М., Жумабаевой М.Б., Досановой К. Экс-участница #НеМолчи.kz Жумабаева Молдир во время пресс-конференции обосновала обвинение в проведении финансовых махинаций против Дины Смаиловой. Молдир говорит, что во время дел Жибек Мусиновой и Серика Асылбекова, ОФ принимал финансовые средства от доноров. Желающие помочь, скидывали деньги на отдельно открытую карточку, зарегистрированную на имя Молдир, так как счета Дины на тот момент были заблокированы. В декабре 2016 года Молдир покинула фонд и передала карточку с деньгами оставшимся сотрудникам, предварительно опубликовав отчет о поступлениях на карточку, 240 000 тг. на тот момент, на своей странице в Facebook. Когда стало известно, что деньги не были потрачены на указанную причину, Молдир, проверив баланс через онлайн-банкинг, обнаружила, что на счету находится 1,6 миллионов тенге. На вопросы, Дина Смаилова ответила, что эти деньги переслали ей как возврат долгов и за покупку франшизы «Тансари». 

 20 сентября 2017 года протеже Тансари Наталья Слекишина оставила комментарий под одной из публикаций в Фейсбук, в котором написала:

«#НЕМОЛЧИ# ЭТО ПОБОРИЩЕ ЗА СЧЕТ ИЗНОСИЛОВАНЫХ. БЕСПЛАТНОГО ТАМ НЕТ НЕЧЕГО. МОЙ КЕЙС ДЕЛО ПО СОТРИДНИКАМ КУИС НА КОТОРОМ ДИНА С АЙМАН ХОТЕЛЕ СРУБИТЬ (СЛОВА ИХ САМИХ) Я ПОНЯЛА И ПО ЭТОМУ ОТКАЗАЛАСЬ ОТ ОБЩЕНИЯ С НИМИ .И ЗАПРЕТИЛА ОГЛАШАТЬ ГЛЕ ЛИБО УГ ДЕЛО».

Добавить комментарий