Сенат в игнор, инвалида на улицу

Иностранный менеджмент авиационной администрации пользуясь расположением властей, не только игнорирует Сенат, но и увольняет с работы инвалида первой группы, еще и находящегося на больничном.

На заседании палаты Парламента депутат сената Талгат Мусабаев раскритиковал ответ, полученный им на свой депутатский запрос о проблемах и развитии гражданской авиации Казахстане. Летчик-космонавт, обращаясь к премьер-министру писал, что надзором и контролем в гражданской авиации от государства должен заниматься Комитет гражданской авиации, но эти функции переданы коммерческой компании АО «Авиационная администрация Казахстана», руководителем которой является иностранный гражданин. И предложил вернуть государственные функции по надзору и контролю в Комитет гражданской авиации, и «поскольку АО «Авиационная администрация Казахстана» уже создана, то оставить ему только функции по сертификации или придать ему статус не субъекта коммерции, а государственного органа со всеми вытекающими законодательными последствиями и ответственностью, возложив на него исполнение государственных функций», а так же передать функции расследования авиапроисшествий и инцидентов в МЧС или в независимые международные региональные органы расследования. 

Ответ чиновников генерал-лейтенанта, как бы это помягче сказать, расстроил. «Я получил только что ответ от правительства на мой депутатский запрос, который явился очередной отпиской. Нет ответа ни на один вопрос, ни одной задачи, как лучше развивать нашу авиацию. А вопрос серьёзнейший, речь идёт о жизни людей, которые гибнут в авиакатастрофах». Талгат Мусабаев снова обратил внимание, что государственные функции в гражданской авиации переданы коммерческой организации, и что «по вопросам авиации у руководства стоят люди, которые не только никогда не работали в авиации, но ещё и не имеют образования, даже среднего, не высшего. Поэтому их отчёты понятно какого качества». И уточнил, что «В руководстве так называемой Авиационной администрации Казахстана сегодня находятся гражданин Британии и заместитель – гражданин Соединённых Штатов. Где казахстанские граждане?».

Возмущение космонавта, нашего национального героя, Талгата Мусабаева, человека, который не просто знаком с авиацией, но является ее символом в Казахстане, понятно. Уже несколько лет, поднимаются острые вопросы авиации – например, качественного летного и административного состава. Например, КГА возглавляет человек, который не имеет профильного образования, а до прихода в авиации был директором двух птицефабрик. Руководитель Авиационной администрации к небу пришел путем долгих проб и ошибок, через службу во флоте и полиции. Где казахстанцы, профессиональные, целеустремленные никто не знает, но ответ лежит на поверхности. Часть из них бежала из страны из-за несправедливой оплаты труда и низкого уровня жизни, другую, что хотела посвятить себя стране, несмотря ни на что, вытесняют, увольняют под разными предлогами, а по ходу еще и дискредитируют.

Вот вам одна история, которая произошла с профессионалом своего дела, который до поры до времени в Администрации был на хорошем счету. Сауле Турсымбекова. Письмо, написанное ее представителем и документы, подтверждающие сказанное есть в распоряжении. До того, как опубликовать его, оно было отослано множеству чиновников разного ранга, с просьбой защитить законные права, попранные ААК, но, судя по всему, влияние иностранцев на правительство и государственные органы настолько велико, что даже мысли о том, чтобы отправить комиссию для проверки, начать специальное расследование, не появилось. В результате гражданка Казахстана, инвалид первой группы, затравлена юристами ААК, стоящими на службе у иностранцев.        

Сауле Турсымбекова пришла работать в АО «Авиационная Администрация Казахстана» уже будучи инвалидом 2 группы в августе 2019 года. Ходила на работе с тросточкой. За год до этого её сбила машина, а водитель скрылся с места ДТП. Найти его полиция не смогла. Врачи диагностировали перелом пояснично-крестцового отдела позвоночника. Работала девушка хорошо и генеральный директор Питер Гриффитц, видя это ставил её всем в пример.  Аудиторы UK Civil Aviation Authority вручили Сауле макет самолета, как лучшему сотруднику года, но это не помешало ее уволить.

«Согласно трудовому договору от 15.08.2019 года. Сауле была принята на работу в АО «Авиационная администрация Казахстана» на должность менеджера Департамента по персоналу, а со 2 сентября 2019 года переведена на должность на должность старшего менеджера ДП с испытательным сроком 3 месяца. Замечаний по работе к ней не было. 13 февраля 2020 года, у неё случились проблемы со здоровьем, когда она упала на рабочем месте и её увезла скорая.

13 и 16 марта 2020 года, во время её лечения, было написано два письма, поскольку никто не собирался расследовать несчастный случай на работе и это есть нарушение закона. К этому времени карантин начался 19 марта, и она ушла на дистанционку.

Ключевая фраза в письме – «Прошу Вас временно, до даты когда в АО «Авиационная Администрация Казахстана» будет оборудовало специальное рабочее место с учетом индивидуальных возможностей инвалида, а в здании ЭКСПО будут созданы специальные пандусы и средства эвакуации для инвалидов, позволить мне продолжить работу в дистанционном режиме».

24 апреля она получила инвалидность, о чем сообщила на работу начальнику департамента кадров.

Вышла на работу 12 мая 2020 года со справкой ВКК, что ее надо перевести на дистанционную работу и 9 июня 2020 года ее перевели на дистанционку подписав дополнительные условия к договору. 27 июля 2020 года она уехала в Тараз, так как у неё умерли родная бабушка и рордной дядя, а также заболели Ковидом родственники

Согласно действующей в АО практике, и даже правилам которые приняли в 2020 году, на удалёнке сотрудники работают «дома», а это широкое понятие. Сауле так и поступила. К тому же она экономила на найме жилья в Астане, сдав квартиру и уехав в дом родителей в Тараз. Деньги нужны были ей чтоб лечить родственников. В условиях дистанционной работы не оговорено обязательство находиться в каком-либо конкретном городе.

Во время удалёнки в Таразе Сауле продолжала работать и нареканий в её адрес не было. 3 августа написала заявление на отпуск с 17 августа 2020 года. 4 августа дом где она жила закрыли на карантин, санэпидслужбы обнесли его лентой и запретили жильцам выходить ей открыли больничный, который заканчивался 17 августа, в день предполагаемого отпуска. Уведомление об открытии больничного она отправляла своему руководителю. К слову, Сауле сообщили из поликлиники №7 Астаны, что от работодателя кто-то звонил и уточнял про её болезнь. Следовательно, помимо получения больничного листа по почте, работодатель достоверно знал о её нетрудоспособности.

Но 10 августа приказом генерального директора Общества Питера Гриффитса №277 её увольняют, в момент действия больничного и до установленного трудовым договором срока 15 августа, что является нарушением договора и процедуры увольнения. Об издании Приказа Сауле узнала 17 августа 2020 года, получив его копию по электронной почте. При этом, предусмотренное законом уведомление она не получила. Согласно ч.1 статьи 30 ТК «В случае истечения срока действия трудового договора, если ни одна из сторон в течение последнего рабочего дня (смены) письменно не уведомила о прекращении трудовых отношений, он считается продленным на тот же срок, на который был ранее заключен, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 статьи 51 настоящего Кодекса».

Вот так инвалида, чье состояние ухудшилось на роботе, во время больничного, просто вышвыривают на улицу, оставляя без средств к существованию, без внятного объяснения причин. Закон защищает людей с ограниченными возможностями в Казахстане, но как мы понимаем ААК не совсем казахстанское предприятие. Генеральный директор англичанин, не знает ни русского, ни государственного казахского языка и уволил Сауле не понимая, что сделал. Судя по всему, он подписывает документы практически не читая и как утверждается в письме в «АО собралась команда родственников и выгоняет с работы всех неугодных».

При этом, ААК не занимается основными обязанностями. Как пишут эксперты отрасли, в Алматы после катастрофы «Бек Эйр» в декабре 2019 году, выяснилось, что за забором аэропорта стоит незаконный коттеджный городок, в один из домов, которого врезался самолет. Дом снесли, однако уже почти полтора года прошло и ничего не делается, чтобы убрать остальные незаконные строения. Осудили чиновников, которые незаконно оформляли земли, возбудили уголовное дело против хозяина дома, но сама угроза безопасности не устранена, остальные препятствия, в виде домов как были так и стоят. Надо или закрывать взлетную полосу или сносить незаконные дома. Авиационные власти молчат, ведь с инвалидом, неугодными работниками, журналистами, даже с Сенатором Талгатом Мусабаевым, разобраться проще, чем с парой тысяч хозяев домов.

Сенат в игнор, инвалида на улицу: 2 комментария

  1. Предлагаю отправить англичан домой, председателя КГА на птицефабрику, а кулинара в ресторан.

Добавить комментарий